Виктор Гульдан — о керченской бойне: «Очень странное преступление»

Следственный комитет России назначил посмертную психолого-психиатрическую экспертизу студенту Владиславу Рослякову, устроившему взрыв и стрельбу в политехническом колледже в Керчи.

Что могло повлиять на поведение керченского убийцы и самоубийцы в одном лице? «Новые Известия» обратились за комментарием к руководителю психологической лаборатории Московского Областного Центра Социальной и судебной психиатрии, доктору психологических наук, академику Виктору Гульдану.

— Виктор Викторович, сейчас выдвигают различные версии мотивов , которые могли подтолкнуть на столь жестокое и страшное преступление «керченского стрелка». Например, депутат Госдумы Алексей Пушков заявил, что «инцидент в керченском колледже, где учащийся совершил массовое убийство, навеян «иностранным кино».

На мой взгляд, телевидение и кино тут не при чем. Сейчас появилась версия о том, что предполагаемый мотив преступления – конфликт с преподавателем колледжа. Если у молодого человека накопился негатив, если он был склонен к идее мести, он мог прийти к этому преступлению и без какого-то внешнего воздействия. Но для меня это в любом случае нетипичная ситуация. В моей практике были случаи, когда подростки проносили в школу оружие, стреляли, но они действовали спонтанно. А это преступление готовилось долго и тщательно. В таком возрасте юноши действуют иначе, часто — под воздействием эмоций. Росляков, как мы знаем, как минимум за месяц до этого приобрел оружие, изготовил взрывное устройство. По предварительным данным, он нашел инструкцию в Интернете… Настораживает еще один факт: сейчас в морге не могут опознать тела большинства убитых им людей. Это значит, что огнестрельных ранений было не так много, в основном люди погибали от взрывных устройств. Сколько было таких взрывных устройств? И мог ли этот молодой человек изготовить их в одиночку? Просто перестрелять 20 человек студент явно не мог, тут что-то другое.

И еще одна нестыковка. По версии следствия, он выстрелил себе в голову снарядом 12-го калибра. От такого выстрела его голова должна была разлететься вдребезги, пробить потолок… Однако, его голова при осмотре места происшествия была на месте. Нельзя исключать, что после бойни, которую он устроил, студента кто-то устранил.

— Глава Крыма Сергей Аксенов уже сообщил, что следствие устанавливает возможных сообщников Владислава Рослякова, напавшего в среду на политехнический колледж в Керчи. Аксенов тоже придерживается мнения, что студент не мог действовать в одиночку. Во всяком случае, подготовительные мероприятия он один осуществить не мог.

Спецслужбам предстоит выяснить эти детали. Вообще, в этом преступлении много странного. Например, месяц назад Росляков приобрел оружие. Перед этим он должен был получить справку у психиатра. Как он ее получил? Если человек готовит преступление, одержим идеей мести, в беседе с психиатром он должен был проявить такие качества, как напряженность, малодоступность. Почему на это никто не обратил внимания?

Получение справок у нас давно превратилось в формальное мероприятие. Человек платит деньги и получает справку хоть от дерматолога, хоть от психиатра, хоть от нарколога. Хоть для преподавания в школе, хоть для покупки оружия…

К сожалению, бывает и так. Но в любом случае следствие должно опросить этого психиатра , благодаря которому Росляков приобрел оружие и разобраться с ним самым серьезным образом. Если выяснится, что справка была выдана формально или за деньги, то этот психиатр превращается в соучастника преступления.

Какие внешние обстоятельства, по-Вашему, могли подтолкнуть студента колледжа к совершению такого страшного преступления?

Все в совокупности. Социальный лифт не работает, вся психологическая обстановка в городе, да и в стране в целом – депрессивная, предрасполагает к мрачным мыслям. Наверняка был страх перед будущим, а тут еще конфликт в колледже с преподавателем… Я не исключаю, что молодой человек, устроивший бойню в керченском колледже, был болен. Не исключаю, что у него могла быть психопатия, либо бредовое расстройство. И тут возникает вопрос к колледжу, к врачам, к родителям: как подобное состояние молодого человека не заметили?.

Россия перешла на инклюзивное образование, у нас фактически упразднены коррекционные школы и классы, считается, что мы — « общество равных возможностей». Порой это приводит к тому, что в одном классе, в одной аудитории оказываются психически больные и нормальные подростки. Как вы к этому относитесь?

Если мы перешли к такой форме образования, то в каждом классе каждого учебного заведения должен быть штатный психолог. Не совместитель, который пол-дня классный руководитель, пол-дня ведет кружок, а в оставшееся время работает психологом. Это должен быть полноценный психолог на отдельной ставке, который должен тщательно отслеживать состояние каждого ребенка, каждого подростка от первого до выпускного класса.

Источник: newizv.ru

Вы можете оставить комментарий, или ссылку на Ваш сайт.

Оставить комментарий

Чтобы иметь возможность оставлять комментарии, вы должны войти.