Мусорная ловушка: в отличие от России, Европа уже отказывается от сжигания отходов

Чтобы решить мусорную проблему, следует не сжигать его, а строить предприятия по плазменной газификации отходов, которые, в отличие от мусоросжигающих, окупаются за несколько лет.

Почему познакомившись с образцовыми мусоросжигательными заводами Швейцарии, российский ученый стал их противником? Об этом рассказал ведущий научный сотрудник МИФИ, кандидат физико-математических наук Валерий Сосновцев. Его доклад стал «гвоздем» на «Круглом столе», который организовал Объединенный народный фронт с участием ведущих российских ученых. С Сосновцевым беседует Юрий Медведев.

Валерий Витальевич, странная ситуация. С группой экологов – активистов вы за казенный счет съездили в командировку в Швейцарию, чтобы своими глазами на примере завода в городе Перлен посмотрели на «швейцарское чудо» мусоросжигания. Но вернулись ярым противником строительства мусоросжигающих заводов. Неужели швейцарцы согласны жить рядом с опасным для окружающей среды и здоровья заводом?

— Завод в Перлене, в основе которого проект японской фирмы «Хитачи», произвел хорошее впечатление – тихо, чисто, из выхлопной трубы ничем не пахнет. Швейцарцы согласны жить рядом с такими предприятиями. Это их решение. Но дело в том, что у «Хитачи» есть и другие проекты, более дешевые. Казалось бы, можно пойти на такой вариант, сэкономить и построить завод. Да, он хуже, чем в Швейцарии, но сжигать мусор надо. Так вот берусь утверждать, что это такое решение будет ошибкой. К такому выводу я пришел, познакомившись с «дешевым» проектом фирмы «Хитачи». Он и завод в Швейцарии это, как говорят в Одессе, две большие разницы.

— Что же представляет из себя швейцарский вариант?

— Прежде всего, подчеркну: население этой страны само сортирует мусор. Только остаток, а это, примерно, половина по весу идет на сжигание. Особо важно подчеркнуть, что на заводе используется пять современных ступеней очистки газов, выбрасываемых в атмосферу. Такое сочетание раздельного сбора и современных технологий очистки дает относительно малые выбросы вредных веществ.

Что касается дешевого варианта, то он предусматривает не пять, а всего три ступени очистки отходящих газов. Отсюда у него масса проблем. Скажем, выбросы вредных веществ, в частности, окислы азота, серы, углерода, соединения ртути, свинца, кадмия, всего 47 наименований, у «дешевого» варианта составляют 2400 тонн в год — в 30 (!) раз больше, чем в Перлене. А превышения по концентрациям выбрасываемых вредных веществ у нас достигают 50 раз. Итог: один такой завод будет выбрасывать столько вредных веществ в воздух, сколько все вместе взятые завода Швейцарии, а их 31!

Следующий «вредитель» экологии и здоровью – диоксины. Эти ядовитые вещества способны накапливаться и в почве, и в организме человека. Последствия — онкологические заболевания, бесплодие, генетические уродства и пр. Только один такой завод будет выбрасывать в воздух диоксинов — как все работающие мусоросжигательные предприятия Германии и все 77 заводов США.

К чему это приведет? По оценкам специалистов, уже через 10 -12 лет работы одного такого завода нормативы по содержанию диоксинов для почв сельхозугодий будут превышены на площади около 80 кв.км. Эти земли, кадастровая стоимость которых превышает стоимость самого завода, придется выводить из сельхозоборота на десятки лет.

Надо сказать, что выбросы диоксинов – это проблема всех мусоросжигающих заводов в мире, их принципиальный недостаток. Несмотря на все усилия западных технологов, позволившие в последние десятилетия снизить концентрации диоксинов на порядки, мы периодически слышим о скандалах с их выбросами. Скажем, в Голландия, в радиусе около 10 км от одного суперсовременного завода вся продукция животноводства оказалась непригодна для употребления из-за диоксинового заражения.

— Завод загрязняет не только атмосферу, он нарабатывает еще горы шлака. Что с этим?

— На «дешевом» заводе после сжигания отходов остается в виде шлака и золы около 37 (!) процентов от общего веса поступающего мусора. Кстати, у завода в Перлене эта доля 18 процентов. Важно понимать, что твердые остатки оказываются в основном, токсичнее самого мусора, поэтому их нельзя захоранивать на обычных полигонах. Нужны специальные, куда придется свозить ежегодно сотни тысяч опасных отходов.

— Словом, «дешевые» заводы будут существенно грязней и опасней швейцарских, и многих других, которые работают в развитых странах. Но горы накопившегося мусора надо в любом случае «разгребать», а за чистоту придется платить.

— Вы правы. Например, в стоимости швейцарского завода примерно 75 процентов приходится на те самые пять ступеней очистки. Вариант с тремя ступенями естественно дешевле. Чтобы была более наглядна вся эта экономика, приведу такие цифры: сжигание тонны мусора на швейцарском заводе с учетом его строительства и эксплуатации стоит 900 швейцарских франков или тысячу долларов, у «дешевого» варианта — 300 швейцарских франков. В тарифы для населения будут включены абсолютно все расходы, связанные с постройкой и эксплуатацией мусоросжигательных заводов, в том числе и проценты по банковским кредитам, взятым на строительство.

Вообще мусоросжигание создает ловушку: дешево – грязно, чисто – очень дорого. Здесь я могу сослаться на оценки бывшего министра экологии Московской области А. Когана: запуск только четырех пилотных заводов увеличит тариф за вывоз бытовых отходов до 10-12 тысяч рублей с каждого человека в год. А если применить дополнительные системы очистки, сделать как в Перлене, то тарифы подскочат в разы.

И, наконец, самое главное. Планируемая у нас технология сжигания является устаревшей технологией, опасной для здоровья людей. А вы знаете, что Совет Европы в 2017 году заявил об отходе от сжигания и рекомендовал странам-членам ЕС прекратить финансировать строительство таких предприятий, выводить из эксплуатации старые, переходить на более совершенные методы утилизации отходов.

— Но совершенные еще надо разрабатывать… Хорошо Европе, она может и подождать, достаточно эффективно сжигая отходы, а что делать тем, у кого вообще нет таких предприятий? Продолжать накапливать мусор, ожидая, когда наука придумает что-то более совершенное, чем сжигание? Что же вы предлагаете?

— Не надо ничего ждать. «Хвосты» мусора после сортировки можно утилизировать с использованием современных технологий. Каких? Только один пример — плазменная газификация отходов. Основным продуктом переработки является синтез-газ. Это сырье для производства коммерческой продукции – метилового спирта, кормового белка. Отходов у такого предприятия практически нет, минимум шлака. Заводы в два раза дешевле, чем планируемые у нас «Хитачи», срок строительства тоже меньше.

Особо подчеркну, что такие предприятия уже работают по всему миру, в частности, в Канаде, США, в той же Японии. И в отличие от мусоросжигающих, окупаются за несколько лет, а прибыль от продажи продукции дополнительно позволяет снизить тарифы на вывоз мусора. По оценкам специалистов – на порядок по сравнению с мусоросжигающими заводами

— Звучит почти как фантастика…

— Принципиально важно, что такие технологии есть в России! Ими занимаются, в частности, в сибирском Институте электрофизики и электроэнергетики РАН и в «Курчатовском институте».

Были созданы экспериментальные и полупромышленные установки, которые показали отличные результаты в работе с различными отходами. Нам просто необходимо использовать такой опыт. Это и будет реальное импортозамещение.

Источник: newizv.ru

Вы можете оставить комментарий, или ссылку на Ваш сайт.

Оставить комментарий

Чтобы иметь возможность оставлять комментарии, вы должны войти.