Альберт Лиханов: «Сегодня в нищете живет миллиард детей…»

1 июня 2019 года исполнится семьдесят лет с того дня, когда Международная демократическая организация женщин (Fédération démocratique international e des femmes, FDIF) в Париже учредила Международный День защиты детей. С 1988 года этот день организует и проводит в нашей стране Российский детский фонд.

В юбилейный год Российский детский фонд привезет в Москву 10 000 детей не только из большинства регионов России, но и из бывших советских республик и зарубежных стран. Народная, детская дипломатия, которой в прежние времена уделялось большое внимание власти, все эти годы не прерывалась усилиями самой большой общественной благотворительной организации России. О положении детей в сегодняшнем мире мы говорим с председателем Российского детского фонда Альбертом Лихановым.

— Альберт Анатольевич, за геополитическими скандалами и склоками как-то совсем стали забываться ежедневные беды далеких от этих склок просто в силу своего возраста, но невольно включенными в них детей. Что происходит с ними сегодня?

— Наша организация, одна из немногих в России имеет Консультативный статус экономического и социального совета ООН, принимала активное участие в подписании и дальнейшей ратификации Конвенции о правах ребенка. Раз в четыре года сдаем в ООН свои отчеты. Так что о положении детей не только в России, но и в мире информированы достаточно. Кстати сказать, наш постоянный представитель в Женеве – дочь классика советской и российской остросюжетной литературы Юлиана Семенова, Ольга Юлиановна ведет большую работу как раз в направлении международного сотрудничества. Недавно встречалась от лица фонда с Верховным комиссаром ООН по правам человека Мишель Бачелет.

— Штирлиц в юбке. Со спецзаданием, конечно?

— Наша миссия прозрачна и интернациональна: мониторить положение детей в мире. А оно с каждым годом вызывает все больше вопросов и требует неотложного вмешательства. Недавно мы привезли группу детей из Азербайджана в Пекин на лечение и тут выяснилось, что один из ребят инфицирован корью. Мне кажется, что это был единственный ребенок с корью в многомиллионном Пекине, потому что в Китае 99% вакцинировано от этой болезни в отличие от Азербайджана. Слава Богу, ребенка вовремя изолировали и вернули обратно домой.

Но сегодня вакцинация от кори – мировая проблема. В России ситуация еще более или менее хорошая по сравнению с концом девяностых. У нас не прошли вакцинацию около 54 000 детей. Но вот ситуация на Украине просто катастрофическая. Там не прошли первичную вакцинацию от кори по данным на 2017 год 231 000 детей, то есть половина детского населения. Хуже только в Сирии, Нигерии, Южном Судане. В Нигерии вообще – один из самых высоких показателей в мире. Там остались не привиты более 4 миллионов человек. Далее следует Индия. Там 2.9 миллиона детей не получили прививки от кори. Среди развитых стран, где дети не получили первичную прививку от кори лидируют США. Там с 2010 по 2017 год в зоне риска находится 2.5 миллиона детей. Это же настоящая эпидемия!

А если говорить о мире в целом, то в тот же период времени не прошли первичную вакцинацию 169 миллионов детей или в среднем 21.1 миллиона детей в год. И вот поскольку эта тенденция к снижению вакцинации прослеживается уже семь лет, она и дала в этом году небывалый всплеск заболеваемости. За первые три месяца 2019 года в мире заболело этой болезнью 110 000 человек. А это на 300 процентов превышает аналогичные показатели прошлого года! Причин происходящего несколько, но, прежде всего они находятся в сфере организации национального здравоохранения и предубеждения к вакцинации как таковой. По данным ВОЗ, процент вакцинации детей в мире должен составлять не менее 95 процентов, тогда можно сказать, что эта смертельная инфекция находится в состоянии «популяционного иммунитета». Но таких показателей мир, судя по всему, достигнет не скоро. А это значит – новые детские смерти. Тысяч смертей каждый год.

— Действительно, удручающие цифры. Неужели родители хотя бы в развитых странах до сих пор не понимают необходимости вакцинации?

— Более того, создают группы в социальных сетях, доказывающих, что вакцинация наносит вред детям, группы сопротивления и иные формы медицинского протеста. Стоит ли говорить, что это не просто глупость, но преступление. Ведь из-за отказа в вакцинации в том числе только в 2017 году умерло 1.7 миллионов детей. Кстати сказать, фонд Билла и Мелинды Гейтс тратит огромные средства, чтобы преодолеть эту информационную блокаду против вакцинации в социальных сетях.

— Какие еще вызовы стоят перед детством в начале двадцать первого века?

— Ну, уж коли мы начали говорить о цифровых технологиях, то это, конечно и прежде всего влияния интернета и замещенной реальности на психику детей и подростков. С одной стороны около тридцати процентов детей во всем мире не имеют доступа к интернету и онлайн обучению, а с другой – тот же самый интернет используется как инструмент запугивания и манипуляции детей, как подпольный рынок детской порнографии и торговли детьми. Яркий пример таких глобальных манипуляций — это травля в социальных сетях Мьянмы народности рохинджа, в результате которой погибли или были вынуждены эмигрировать в Бангладеш тысячи неповинных людей, среди которых, конечно же были и дети. Фактически мы можем говорить о первом случае он-лайн геноцида.

Помимо того, как выяснили исследователи Фонда по наблюдению за интернетом (Internet Watch Foundation) 95% всех URL адресов, содержащих сцены насилия над детьми размещены на территории всего пяти стран: США, Голландии, Франции, Канады и России. Понятно, что интернет – это всего лишь инструмент доброго или, наоборот, злого умысла и бороться с ним бессмысленно, как бессмысленно бороться с телевидением, однако, ограничивать доступ детей к так называемому «темному интернету» и регистрация в социальных сетях по паспорту – по всей видимости, необходимые меры. Равно как и запрет на использование смартфонов в школах.

Мы еще не знаем, чем грозит нам искусственный интеллект в сочетании с новейшими разработками в биотехнологиях, которые способны будут создавать биологические виды новых формаций – без родителей, без пола, без принципов и без всякой морали. И как их будут использовать, если не в двадцать первом, так в двадцать втором веке.

-Вы считаете, что такое возможно?

— Вполне. Один российский генетик рассказывал мне совсем недавно о том, что опыт по генному моделированию человека был успешно осуществлен гораздо раньше известного китайского доктора Хэ. Но только в нашем случае не дошло до беременности и родов, а довели развитие клетки до состояния бластоцисты. Давно ведутся опыты по созданию искусственной матки. Те же китайцы in vitro (букв: в пробирке, — прим.ред.) синтезировали искусственный сперматозоид. А редактирование генома при помощи технологии CRISPR – ведется повсеместно и не первый год.

Проще говоря, гомункула можно сделать даже в гараже, поскольку набор для геномного редактирования стоит чуть больше ста долларов. И с этической, с нравственной точки зрения все эти опасные тенденции ставят под угрозу не только детей, но и все будущие поколения детей. Всё человечество.

— Ну, это все же проблемы отдаленного будущего. И вряд ли человечество добровольно отдаст себя на откуп искусственному интеллекту и сумасшедшим генетикам. А проблемы современного детства не ограничиваются лишь только проблемами медицинского свойства? Есть проблемы юридических прав ребенка. Проблемы усыновления. Приемных семей. Бедности и образования в концеконцов.

— Вы правы. Проблемами семейного устройства Российский детский фонд занимался буквально с первых дней своего существования. Была создана собственная система семейных детских домов, которые десятилетиями доказывала свою эффективность, но впоследствии была разрушена новыми законодательными актами и социальными трендами. Хотя в других странах, в том числе в Белоруссии, к примеру, эта система успешно действует и демонстрирует обществу отличные результаты.

При всем при этом хочу сказать, что дети в России, несмотря на все трудности, проблемы, безалаберность властей и родителей, живут в относительном достатке. Помню, как мы разговаривали с одним из величайших меценатов современности сэром Фазле Хасаном Абедом, человеком, который тратит на благотворительные программы около миллиарда долларов в год. Так вот, он объяснял мне, что мы в России даже представить себе не можем как живут люди, скажем, в Сьера-Леоне или в Бангладеш.

Мы забыли, что такое тотальная бедность, какая была в России сто лет назад. А между тем, почти два миллиарда людей в мире живут на 1.9 доллара в день. И половина из них, то есть 1 миллиард – это дети. 160 миллионов детей по причине недоедания имеют те или иные физические отклонения. 124 миллиона детей не ходят в школу. 175 миллионов не охвачены дошкольным образованием. Представляете себе, сколько денег и сил требуется от всего человечества, чтобы хотя бы в малой мере попытаться решить эти проблемы.

Российская благотворительность, как уже не единожды говорилось, подменяет государственные задачи и подчас становится предметом некрасивых финансовых махинаций. Федеральные каналы помогают отдельным больным детям, которых, по идее должно лечить государство, но не решают проблем в целом как это делают серьезные благотворительные организации. Мы и сами сталкиваемся с этим при реализации нашего проекта «Мили доброты», когда отправляем на лечение в разные страны и города маленьких пациентов. И я, подчас, сожалею, что мы получаем от наших партнеров по программе авиационные мили, а не живые деньги, поскольку за те мили, которые мы, к примеру, отправляем на перелет одного русского ребенка с матерью из Москвы в Цюрих, можно было бы спасти целую деревню в Южном Судане. Или купить контейнер прививок от кори для детей из Нигерии.

— Спасибо Вам, уважаемый Альберт Анатольевич. Хочется верить, что на то он и международный день защиты детей, чтобы мы думали не только о собственных проблемах, но и о тех, кому сейчас гораздо хуже.

Источник: newizv.ru

Вы можете оставить комментарий, или ссылку на Ваш сайт.

Оставить комментарий

Чтобы иметь возможность оставлять комментарии, вы должны войти.