Забыть про партии: зачем Кремль делает ставку на самовыдвиженцев

Отодвигая от региональных и местных выборов «Единую Россию», центральная власть разрушает сложившуюся вертикаль власти, не предлагая ничего взамен

Из-за падения рейтингов «Единой России» Кремль возвращает в 6 регионах из 16, в которых в сентябре пройдут выборы возможность самовыдвижения кандидатов. Это означает, что региональная политика перейдет в личную плоскость и на местную проблематику, а решение главных политических вопросов останется за центральной властью, — пишет на сайте Московского Центра Карнеги журналист Андрей Перцев.

«Я хочу, чтобы за меня голосовали и единороссы, и коммунисты, и элдэпээровцы, а в большей степени простые люди, беспартийные, которые любят свой край. Я не хочу делать выборы политизированными. Я хочу, чтобы голос отдавали конкретным людям», – заявил, например, о своем желании баллотироваться самовыдвиженцем Валерий Лимаренко, врио главы Сахалинской области. Примерно то же самое говорят и другие врио губернаторов в регионах, где сейчас меняют избирательное законодательство.

До сих пор самовыдвижение встречалось как редкое исключение, как это было, например, в Тульской области в 2016 году с бывшим сотрудником ФСО и охранником Путина Дюминым, которому понадобилось продемонстрировать свой особый статус и поддержку широких масс. То же и с Собяниным, который не стал ассоциировать себя с «Единой Россией» в потенциально протестной Москве на выборах и в 2013, и в 2018 году.

Самовыдвижение считалось отклонением от нормы не просто так. Обязательное партийное выдвижение на губернаторских выборах страховало власть от того, что кандидатами могут стать сильные и независимые фигуры – крупные бизнесмены, бывшие чиновники. Такие, как экс-премьер Башкирии Раиль Сарбаев, которого вынуждена была снять в 2015 году с выборов «Гражданская сила», или депутат Госдумы Сергей Катасонов, которого в том же году отозвала ЛДПР в Оренбургской области.

Ситуация изменилась, после принятия пенсионной реформы и других непопулярных мер, рейтинг власти и ее партии упал.

Поэтому на повторных выборах в Приморье Олег Кожемяко стал уже самовыдвиженцем, и выиграл, набрав 62% голосов. Этот удачный опыт и стали тиражировать взамен былой партийности.

То же самое, по мнению эксперта, происходит и с выборами в заксобрания. Теперь соотношение парламентариев, избранных по партспискам, и одномандатников, бывшее равным, станет до двух третей и даже трех четвертей в пользу одномандатников.

Смысл ясен: теперь побеждает один кандидат, даже с минимальным отрывом., а такую победу легче обеспечить с помощью административного ресурса. А учитывая, что на выборы пойдут самовыдвиженцы, проблема упавшего рейтинга снимается.

Самый сильный удар придется по «Единой России», поскольку все статусные кандидаты всеми силами будут от нее отстранятся. К примеру руководитель Республики Алтай Александр Бердников сделал феноменальное заявление, сказав, что от «ЕР» «шарахаются как черт от ладана», и он понимает самовыдвиженцев.

Однако тут возникает такого рода проблема: никакой другой несущей конструкции в публичной политике кроме «Единой России» у власти нет, и отрекаясь от нее, Кремль еще больше раскачивает политическую конструкцию в регионах, так что интересы региональных властей и партии власти начинают расходиться. Губернатору в первую очередь нужно лояльное ему большинство в заксобрании, единороссам – своя большая фракция. Когда-то это было одно и то же, но теперь – нет. С помощью «ЕР» лояльное большинство провести трудно, из-за чего одномандатники-самовыдвиженцы могут стать новой антипартией власти региональных администраций.

То же и с другими партиями, с КПРФ или ЛДПР, с которыми мало кто из кандидатов захочет ассоциировать себя. Так что под угрозой оказывается и сам смысл существования региональных отделений партий.

Нынешняя партийная система создана при Суркове с целью повышения управляемости: вместо множества фигур и региональных центров принятия решений выстраивалась единая вертикальная схема. Единороссы собирали голоса путинского большинства, системная оппозиция канализировала протест.

Раньше она худо-бедно справлялась с проблемами, а теперь нет. Но Кремль не строит вместо нее ничего нового, и вместо партийного порядка получается хаос из деидеологизированных и беспартийных кандидатов-одиночек.

Для вертикали власти это опасно. Недовольные граждане вопрошают: зачем повышать пенсионный возраст? Зачем поднимать цены и тарифы, но не зарплаты? Нужны ли стране дорогие Сирия, Венесуэла и гонка вооружений? Самовыдвиженец ответит: это к Кремлю, я ни при чем, я решаю наши, региональные, местные проблемы.

Но такая беспартийная тактика не сильно поможет, поскольку кандидат от власти и без партийного бренда, остается кандидатом от власти. И пытаясь решить проблему непопулярности «Единой России», власть получает множество более мелких проблем. Теперь она вынуждена следить за множеством окружных кампаний, где местные политики и бизнесмены начнут вести свою игру, чувствуя себя намного более независимыми. Да и сами выборы станут гораздо оживленными и непредсказуемыми.

Но и другого выхода у Кремля, кажется, нет. Старые декорации повисли в воздухе и мешают решать тактические задачи – при реальном недовольстве граждан и запросе на публичную политику они и правда не нужны. Президентская администрация отодвигает их за сцену политической борьбы, на их место приходит точечное управление и хаос, который в центре, видимо, считают управляемым и предсказуемым. Но пока эта предсказуемость проявляется главным образом в том, что каждый следующий тактический шаг создает новые проблемы для власти, — заключает эксперт.

Источник: newizv.ru

Вы можете оставить комментарий, или ссылку на Ваш сайт.

Оставить комментарий

Чтобы иметь возможность оставлять комментарии, вы должны войти.