Услышать и понять: на какое будущее надеются граждане России

Большинство россиян втайне хотели бы усидеть на двух стульях, но уже сегодня им приходится нести потери и они эти потери готовы оправдывать и принимать, лишь бы страна вернула былую силу и статус

Психолог Елена Кадырова проанализировала настроения граждан России в связи с последними политическими событиями в стране и мире

Часть первая — о доверии

Мне кажется я поняла ещё одну вещь про истоки беспрецедентного слияния народа с правящим олигархически-чекистским режимом, достигшим апофеоза в феномене Крымнаша. Помогла мне в этом встреча с бывшими сокурсниками по первому инженерному ещё образованию. Речь в конце второго часа встречи зашла про то «как похорошел Крым» Справедливости ради хочу заметить, что слышала такие отзывы не только от предвзято настроенных патриотичных россиян, но и от украинских друзей, которым доверяю, вынужденных это с горечью признать. Поэтому, я не стала подвергать сомнению впечатления сокурсников, а задала вопрос о том, насколько для них нынешняя тяжелая ситуация с экономикой кажется приемлемой платой за присоединение похорошевшего Крыма?

Как обычно бывает в таких случаях, пришлось напрячься, чтобы противостоять попытке представить это «мухами и котлетами, которые отдельно» — оппоненты вынуждены были признать, что эти два фактора связывают санкции. Цель дискуссии с моей стороны была не переспорить или переубедить, а услышать и понять, что сейчас чувствуют и думают люди, по ту сторону Крымнаша.

И потому, я предельно сфокусировала свой вопрос на том, кажется ли им адекватной цена, которую пришлось, приходится и ещё предстоит платить лично им и их близким за Крым, не давая нашему разговору уйти в бесперспективную перепалку про то хорошо это было или плохо с точки зрения этики, закона и наших субъективных представлений о справедливости.

И вот, что я из этого вынесла. Цена, конечно, оказалась очень высокой и радости мало, но платить ее нужно, потому что иначе … «солдаты НАТО» …Не спешите смеяться — я давно уже над этим аргументом не смеюсь, с тех пор как поняла насколько он ключевой для сограждан с противоположной позицией и насколько он находится не в сфере логики, а в сфере опыта и базовых представлений о мироустройстве.

У меня есть по этой теме статья «Американский футбол по-русски», где я привожу подробный пример такой дискуссии, когда оппонент в качестве аргумента приводит ситуацию с бомбежками Америкой Югославии, и где мне удалось удержать себя от того, чтобы в ответ не начать доказывать, что американцы так делать не собираются, а признать и принять, что такие опасения имеют свои основания, без того, чтобы навязывать свой оптимизм и базовое доверие миру. В этот раз снова прозвучала тема бомбежек Югославии, и что да, ради того, чтобы с нами так поступить не могли, нам нужно … и тд , и вот мы за это платим. Вместо того, чтобы спорить, я подвела промежуточный итог.

То есть, мы имеем разные оценки вероятности военной угрозы со стороны Америки и ее союзников по военному блоку НАТО — ок, но при этом никто из нас не имеет однозначного ответа на этот вопрос, а может только предполагать в обе стороны. И мои оппоненты, надо отдать им должное, соглашаются в том, что какими оправданными бы ни были их опасения — они остаются опасениями, также как и мои позитивные ожидания, тоже всего лишь позитивные ожидания.

И тогда получается так, что они готовы платить вот такую цену — серьёзное ухудшение своей жизни в настоящем, дабы минимизировать потенциальную угрозу в будущем, а я нет, потому, что считаю такую угрозу маловероятной и вижу общие ценности и перспективу сотрудничества, а не противостояния. Честно сказать, такой расклад не кажется мне диким или бессмысленным — ну, да, столкнулись разные геополитические картины мира и моя оказалась в меньшинстве. Обидно, но бывает. Но дело тут намного глубже и тоньше.

Базовое доверие ценностям нового мироустройства, содержит в себе как любое истинное доверие принятие риска быть обманутым и готовность платить эту цену за то, чтобы продвигать эти новые ценности и менять этот мир. Доверие — это по сути, принятие реальности со всем, что в ней есть и трансформация ее через это принятие. Вот что такое доверие, а вовсе не наивное отрицание реальности.

Страх быть преданным, параноидная подозрительность и недоверчивость, как раз таки есть оборотная сторона разрушения идеализированного мира, в котором не допускается наличие конфликта интересов. Этот идеализированный мир неизбежно рушится и превращается в свой сумрачный антипод, где царит предательство и вероломство, где нужно сбиваться в стаи и выживать. Доверие — это антагонизм идеализации. Доверие — это активная интегрирующая позиция принятия и изменения мира через себя, посредством себя, это значит стать самому тем миром, в котором ты хочешь жить и тем самым изменить его качественно. И на том стоять.

Возвращаясь к нашей теме, можно констатировать, что мы здесь имеем вот такое противостояние двух миров — мира доверия с его рисками и мира постидеализации с его страхами. Но это ещё не все.

Часть вторая — о биполярном мире или о том, как хорошо жить в центре

Вместе с темой бомбежек Югославии неизбежно звучит тема биполярного мира, который был разрушен в 90-е и который мы сейчас геополитически восстанавливаем. И тут опять встаёт вопрос цены. Мой аргумент состоял в том, что за биполярность мира во времена СССР народ платил своей нищенской жизнью, когда все ресурсы экономики выжимались под оборонку и на содержание дружественных режимов.

Сейчас по сути происходит возврат к этой же системе. И вот я вижу, что мои бывшие однокурсники, люди, которых условно можно отнести к среднему классу, имеющие свои бизнесы и достаточно обеспеченную комфортную жизнь, готовы — по крайней мере, на словах, все это потерять, лишь бы вернуть назад эту (ха-ха) биполярность.

Разумеется, они надеются, что удастся усидеть на двух стульях, но уже сегодня им приходится нести потери и они эти потери готовы оправдывать и принимать, лишь бы страна вернула былую силу и статус, ну или психологически отрицать связь этих вещей между собой, что не меняет сути дела. Вот он, этот принцип, когда не государство для человека, а человек для государства без прикрас и в действии. И я сижу за столиком в кафе, разговариваю с людьми, которых знаю с юности и не могу это никак на себя примерить, чтобы их действительно понять.

В конце концов, мы сменили тему, и заговорили снова об общих знакомых, детях, внуках и новых фильмах, и уже по дороге домой мне попалась на глаза реклама какого-то объекта жилой недвижимости и там было, что-то про идеальную локацию. Мои мысли послушано поплыли в эту сторону, что вот да, в недвижимости место — самое главное, про это даже есть анекдот… и стоп!

Ну, вот же! Я кажется, поняла! Для людей, с приоритетом коллективного над личным, государства над человеком, назовём их условно государственниками, сильная большая влиятельная страна-лидер — это как жить в центре города в хорошем добротном доме, и пусть своя квартирка маленькая и без ремонта, это вторично, это потом в будущем доведём до ума, может быть.. Конечно, хорошо бы, чтобы большая, с ремонтом и красивой мебелью, но если выбирать, а приходиться, к сожалению, выбирать в отличие от тех же «зазнаек» с Запада, у которых и локация и своё жильё прекрасное, то главное локация…

Когда мир был биполярным, советские люди жили именно с таким чувством: вот центр Мира, центр Силы и Влияния, вот Америка, а вот МЫ, и вот весь остальной мир, который живет ближе или дальше на окраинах этого мира. Страна должна быть большой, чем больше, тем лучше, тем больше места твой дом занимает в центре Мира. МЫ и Америка — большие.

Да, люди в богатых европейских странах живут хорошо и сыто, но не в самом центре… И размером они каждая по отдельности не вышли и военной мощью. А мы живём бедно и заперто, но зато в самом центре, МЫ и Америка, на равных! Пришли 90-е, биполярный мир рухнул вместе с нашей экономикой и оборонкой. И МЫ в один момент оказались за условным Садовым кольцом, если не за МКАДом, заняв своё реальное место по своему реальному на тот момент уровню экономического развития. Только сейчас становится понятно, насколько большой катастрофой это оказалось для очень многих советских людей.

Именно это. И как бы кто из этой огромной категории людей хорошо не обустроился в новой жизни, каким бы ни был недосягаемо высоким по сравнению с возможностями советской системы, их нынешних уровень жизни, в них сидит травма потери места в Центре Мира. Сильное влиятельное государство для них — это и есть возможность жить в самом лучшем районе мира.

Как жить? — второй вопрос, главное где, главное — локация… А там уж, мы включим свои с советских времён ещё наработанные навыки выживать, заносить кому надо и дружить с кем надо, может быть повезёт и работу найдём с зарубежными командировками и талонами в магазин Березка, глядишь и жизнь наладится … Потому что построить свой новый красивый дом, в котором людям будет хорошо жить и сделать это место новым центром мы не в состоянии, слишком сильно мы отстали пока держали военное равенство биполярного мира, жить там, где заслуживаем — не хотим, потому как больно и обидно.

Вот и взялись всем миром (ну почти — 86 процентов) возвращать взад и Крым и биполярный мир… С Крымом получилось легко и прытко, а потом вдруг неожиданный геополитический затык, и вместо биполярного мира — изоляция в компании стран изгоев. Но бояться-то нас начали? Начали! Считаться вынуждены? Вынуждены! А значит, скоро дружно переедем обратно в центр Мира, в свои старые квартиры без ремонта и будет нам наше горькое трудное счастье!

Примерно так, мне кажется, сегодня мыслят, а если не мыслят, то чувствуют большинство моих соотечественников. А значит, света в конце этого туннеля пока не видно… Застряли мы — ни туда ни сюда.

Источник: newizv.ru

Вы можете оставить комментарий, или ссылку на Ваш сайт.

Оставить комментарий

Чтобы иметь возможность оставлять комментарии, вы должны войти.