Вопрос дня: убивал ли Годунов царевича Дмитрия?

Мифы об этом убийстве никогда не имел под собой никаких оснований, но тем не менее, продолжает жить уже пятый век

Сергей Баймухаметов

На телеканале «Россия-1» стартовал второй сезон сериала «Годунов». Он, несомненно, привлек внимание россиян к той сложной, драматической эпохе, более или менее объективно отображая ее во всех противоречиях.

Здесь я остановлюсь на одном эпизоде тех времен, который стал почти общепризнанным фактом нашей истории, хотя при элементарном рассмотрении все совсем иначе.

Клевета

В 1588 году царь Федор Иоаннович лишил дворянина Аверкия Палицына имущества, отправил на Соловки, где его насильственно постригли в монахи под именем Авраамия. Причина — участие в заговоре Шуйских против царя Федора.

Читайте Новые Известия в официальной группеСледите за самыми важными новостями региона в ленте друзейFacebookВКонтактеTwitterОдноклассники

Борис Годунов, через десять лет взойдя на трон, вернул Палицына из ссылки. Но признательности и благодарности от него не получил. Наоборот. Поскольку Годунов при царе Федоре был правителем, то Аверкий (Авраамий) именно его считал причиной своих бед — и жестоко отомстил, на века оклеветав в книге, известной в науке как «Сказание Авраамия Палицына». Первые шесть глав — нападки на царя Бориса. Он и убийца царевича Дмитрия, и вообще все беды Руси от него. Есть даже такая строчка про голос Годунова: «Глас зело высок и богомерзостен». То есть Палицын даже голоса Годунова не выносил. Значительная часть книги – плагиат, чьи-то сочинения, переписанные и перетолкованные Авраамием.

Смутное время на Руси выдвинуло ярких, необычных людей. Бояре из древних родов, не уступающие царю в знатности, самовластно-державные патриархи, народные вожди, они же часто боярско-княжеские наемники, они же часто бандиты, беспринципные князья, идейно несгибаемые купцы и священники, неистовые проповедники, авантюристы…

Одним из таких был Аверкий (Авраамий) Палицын – имя, неизвестное нынешним россиянам. Воевода, заговорщик, изгнанник, монах, келарь, предатель, народный трибун, участник, свидетель, снова изгнанник, писатель, плагиатор, самохвал… И все это – один человек. В Смутное время он был чуть ли не соратником Дмитрия Трубецкого, Дмитрия Пожарского и Кузьмы Минина — официального триумвирата правителей Руси. В книге (своя рука – владыка!) сильно преувеличил свою роль, насочинял, что мирил их, рассуживал, а то и одергивал и даже выручал на поле боя.

Какой объективности можно ожидать от автора, который переписал и выдал за свои чужие сочинения, приписывал себе несуществовавшие подвиги, изображая себя чуть ли не вершителем истории в Смутное время, и — к тому же — кипящего ненавистью к Борису Годунову?! Тем не менее, через полтора-два века рукопись Палицына получила широкое, по тем временам, распространение. В печатном виде она вышла в 1784 году и в 1822 году. В 1824 году увидел свет 10 том «Истории государства Российского», созданной Дмитрием Карамзиным. Карамзин опирался на «Сказание…» Палицына как на исторический источник. То есть обвинил Бориса Годунова в убийстве царевича Дмитрия.

А уже на основе «Истории…» Карамзина и написал Пушкин драму «Борис Годунов».

И все – заклеймил навеки. Если бы Пушкин не написал больше ничего, связанного с царствованием Бориса Годунова и смертью царевича Дмитрия, а только одну строчку: «И мальчики кровавые в глазах» — ее было бы вполне достаточно, чтобы мир приговорил царя Бориса. В России спорить с Пушкиным все равно что в Англии — с Шекспиром. И – наоборот.

Удивительная слепота

Между тем ответ на вопрос, убивал ли Борис Годунов царевича Дмитрия, прост до удивления. Разгадка давней истории всегда была на виду. Но что делать, если люди удивительно слепы, при этом часто запутывают простое и доводят до примитива сложное.

Надо всего лишь задаться вопросом: зачем это надо было Годунову? Угрожал ли Дмитрий его власти?

После смерти Ивана Грозного царем стал его старший сын Федор. Жена Федора – царица Ирина, сестра Бориса Годунова. А правителем при них — Борис Годунов.

Младший сын Ивана Грозного, царевич Дмитрий, мог угрожать власти Годунова только в том случае, если Федор и Ирина немедленно умрут, не оставив наследника престола, и царем станет Дмитрий. Может, Годунов и останется при новом государе первым министром-советником, а может, многочисленные враги объединятся и отстранят его от трона.

Но эти предположения – из разряда «вилами на воде написано» или «дай бог нашему теляти волка съесть».

Во-первых, Дмитрий — сын Ивана Грозного от шестой жены, а по церковным канонам такой брак незаконен и дети от него – незаконные. Значит, шансы Дмитрия на престол – величина отрицательная.

Во-вторых, царю Федору на момент смерти Дмитрия 34 года. По тогдашним меркам, более чем зрелый человек, но не старый, и уж вполне способен произвести наследника, при котором Годунов останется правителем, даже если что случится с Федором и Ириной. И, разумеется, с рождением наследника любые разговоры о будущем царствовании кого-либо другого становятся абсолютно беспочвенными.

Однако допустим, Годунов убил Дмитрия на всякий случай, чтобы затем уморить царя Федора и самому стать царем. Правда, долгонько ждал, аж семь лет.

Но после Федора царицей стала Ирина.

Предположим, Борис заранее договорился с ней, что она отречется от престола. В его пользу. Ведь Ирина ему – сестра родная. Допустим, они устроили заговор. Но после отречения Ирины правителем Руси автоматически стал патриарх Иов. Первое лицо в государстве после царя. И как дальше события повернулись бы – бабка надвое сказала.

Допустим,у Бориса был сговор и с патриархом Иовом. Но сговор сговором, а когда к тебе в руки падает власть над всей Русью, тут можно и не устоять. Впоследствии патриархи Филарет и Никон самовластно правили страной, и при живых царях (!) именовались Великими Государями. А тут – полная власть, без царя и наследников. Бери и правь! Велик соблазн, а значит, велик был риск для Годунова. Новый правитель Руси мог не только удалить его от двора, но и сослать на Соловки. И многие в стране это бы горячо приветствовали.

Но патриарх Иов и не помышлял править страной. Он собрал бояр, духовенство, и они попросили Бориса принять царский скипетр.

Борис отказался.

Тогда, через сорок дней после кончины Федора Иоанновича, собрали Земский собор, на котором и постановили – царем быть Борису Годунову. После молебна патриарх, духовенство, бояре и «всенародное множество» отправились к Годунову и били челом.

Борис снова отказался.

Тогда патриарх и высшие иерархи церкви решили собрать народ и идти к Борису крестным ходом. И если Борис в третий раз откажется, то отлучить его от церкви, «а самим снять с себя святительские саны, сложить панагии, одеться в простые монашеские рясы и запретить службу по всем церквам».

И только после этого Борис согласился.

Предположим, снова — хитрый ход, заранее сочиненный сценарий. Но ведь велик был риск, что бояре и духовенство скажут: «Ну что ж, на нет и суда нет, давайте другого выбирать…»

Было такое предложение. Исходило оно от Шуйских. Патриарх патриархом, но Шуйские – самые видные Рюриковичи. Первый по влиятельности род.

Согласитесь, Борис, если он разыгрывал сценарий, рисковал страшно.

Вопиющие даты

Но и это еще не главное. Главное — даты. Если их сопоставить.

Царевич Дмитрий погиб в 1591 году. А Годунова избрали царем в 1598-м. Значит, он за семь лет уже думал о своем будущем избрании и заранее, за семь лет, убирал Дмитрия? (Причем, повторим, на всякий случай, так как Дмитрий не имел никаких прав на престол.) За семь лет предвидел, что Федор умрет раньше своей жены Ирины, что Ирина отречется от престола, что патриарх не примет власть, и он при продержке патриарха будет избран царем на Земском сборе?

Допустим, что предвидел. Планировал.

Но ведь царь Федор и Ирина могли за эти семь лет родить сына или дочь. И не одного сына, и не одну дочь. Прямых наследников трона.

Или Борис был абсолютно уверен, что они бесплодны? Так ведь нет. Через год после трагедии в Угличе царь Федор и его жена Ирина родили дочь Феодосию. Но вскоре она умерла.

Был возможен еще один вариант. Федор мог взять другую жену. У его отца Ивана Грозного их было семь. Более того, царь Федор вообще-то обязан был взять другую жену, чтобы не оставить трон без наследника. В те времена, даже если ты не Иван Грозный, плевавший на все законы и обычаи, это делалось просто. Предыдущая жена постригалась или ее насильно постригали в монахини. И царское ложе освобождалось.

Значит, Борис был уверен, что у царя не будет другой жены?

И потому заранее, за семь лет, убил Дмитрия? За семь лет до восхождения на трон знал, что детей у Федора и Ирины не будет, что Федор умрет, а Ирина откажется от престола? Знал, что на Земском соборе непременно выберут его?

Ну чушь ведь полная, да?

Однако никто не удосужился сопоставить даты смерти Дмитрия и воцарения Годунова — и сделать элементарные выводы.

Такое, наверно, сознание человеческое – в насилие, в убийство, в измену и заговор сразу верим. Не раздумывая.

Да, понимаю: Пушкин, вымысел, художественное произведение… Но ведь имя – конкретное! И связано оно с конкретной историей страны! Тем более, Пушкин не знал, что ошибается, поверил Карамзину. А тот – клеветнику Авраамию Палицыну.

Самое главное, что все это – неправда.

Сюжеты:
Былое

Источник: newizv.ru

Вы можете оставить комментарий, или ссылку на Ваш сайт.

Оставить комментарий

Чтобы иметь возможность оставлять комментарии, вы должны войти.