Вопрос дня: вернет ли Голландия скифское золото Крыму?

Куда вернется Скифское золото – в Украину или в Крым? Возможен ли компромисс между Киевом и крымскими музеями по вопросу о его принадлежности?

На прошлой неделе Апелляционный суд Нидерландов начал рассматривать жалобу «крымских музеев» на решение суда первой инстанции по дальнейшей судьбе Скифского золота.

Дмитрий Стахов

Напомним, что коллекция Скифского золота из нескольких Крымских музеев была передана Нидерландам для выставки «Крым – золотой остров в Черном море», проходившей с 6 февраля по 28 мая 2014 года. Однако в марте 2014-го в Крыму прошел референдум, полуостров был аннексирован Российской федерацией. Возвращены были в сентябре 2014 года только 19 экспонатов выставки – те, что присоединились к 565 экспонатам из крымских музеев и прежде находились в киевском Музее исторических драгоценностей.

Разбирательства в Окружном суде Амстердама начались еще в 2016 году. Решение суда гласило, что Скифское золото должно вернуться в Украину. Суд руководствовался Конвенцией ЮНЕСКО («Конвенция ЮНЕСКО о мерах по запрещению и предупреждению незаконного ввоза, вывоза и передачи права собственности на культурные ценности» принятая 14 ноября 1970 года) и обязывал украинскую сторону выплатить более ста тысяч евро амстердамскому музею Алларда Пирсона за хранение артефактов.

Окончательное решение Апелляционного суда будет объявлено, скорее всего, через четыре месяца, летом текущего года.

В ожидании вердикта, заинтересованные стороны упражняются в колкостях в отношении друг друга. Так, заместитель министра юстиции Украины Сергей Петухов отказал «российским крымским музеям» в каком-либо отношении к музеям «бывшим на территории Крыма до оккупации и к правовым отношениям, по которым коллекции золотых артефактов были переданы в Нидерланды». Петухов вообще оценил позицию «крымских музеев» как циничную, так как «в своих доводах они полагаются на украинское законодательство, и считают, что именно по украинскому законодательству имеют право на хранение этих объектов». Какой-либо компромисс украинская сторона полностью исключает.

Со своей стороны глава Крыма Сергей Аксенов, отдавая должное праву, более уповает на такую расплывчатую категорию, как справедливость. Он подчеркивает, что возврат артефактов в Крым был бы справедлив в первую очередь потому, что «Скифское золото несколько сотен лет находилось в крымской земле и должно вернуться в регион».

Российские чиновники федерального уровня используют предельно сильную риторику. Так, министр культуры РФ Владимир Мединский обозначил решение амстердамского суда 2016 года как «фашистскую агрессию», а нынешнюю «затяжку» решения Апелляционного суда как «привычные проявления русофобии».

Представлявшая на заседаниях Апелляционного суда Россию адвокат Мариэль Коппенол-Лафорс заявила, что коллекция должна быть возвращена в Крым, так как договор о займе заключался между крымскими и нидерландскими музеями. Адвокат подчеркнула, что опора Киева на Конвенцию ЮНЕСКО ошибочна: конвенция защищает ценности от грабителей и других преступников, а не государство от музеев, где это культурное наследие хранилось и выставлялось на общественное обозрение.

В свою очередь спецпредставитель президента России по международному культурному сотрудничеству Михаил Швыдкой отметил, что вопрос Скифского золота не следует поднимать на межгосударственный уровень. По мнению Швыдкого этот вопрос должен решаться в рамках межмузейных отношений.

Если не обращать внимания на ярлыки «фашистская агрессия» и «русофобия», то проблема Скифского золота всё-таки окажется на межгосударственном уровне. Дело в том, что если суд будет руководствоваться сутью Конвенции ЮНЕСКО, то ему надо будет в первую очередь разобраться в том, в каком фонде находились артефакты на момент выставки. Юридически не существует такого понятия, как коллекция крымских музеев, как не существует «коллекции директора Керченского музея». Скифское золото входило в государственный музейный фонд, было в собственности украинского государства. Право же собственности, по Конвенции, не передается. Таким образом, и по украинским законам и по законам Российской федерации, коллекция может быть возвращена только владельцу, а не месту, в котором находилось.

Следует также отметить, что характерной чертой голландской правовой системы является использование широкого круга источников правового регулирования. На правовую систему оказывают значительное влияние неписанные источники права и прежняя судебная практика. К источникам права также относятся судебные прецеденты (в том числе других стран), хотя официально они таковыми никогда не признавались.

Поэтому особый интерес в проблеме Скифского золота представляет коллизия с картиной «Молочница» Йоханниса Вермеера Дельфтского. Эта картина была отправлена амстердамским Рейксмюзеумом на проходившую в Нью-Йорке в 1939 году всемирную выставку «Мир завтрашнего дня». Выставка завершилась в октябре 1940 года, когда Нидерланды были уже оккупированы Германией. Соединенные Штаты удерживали «Молочницу» до полного освобождения Нидерландов, и только тогда картина вернулась Рейксмюзеум.

Вполне вероятно, что на окончательное решение апелляционного суда окажет влияние прецедент с картиной Вермеера. Пока же, в обстановке некоторой истерической напряженности, самым неправовым, но справедливым решением был бы возврат Скифского золота именно скифам, точнее – Скифии. Дело за малым – очертить границы и создать новое государство. Вопрос «Где взять самих скифов?» остается открытым.

Источник: newizv.ru

Вы можете оставить комментарий, или ссылку на Ваш сайт.

Оставить комментарий

Чтобы иметь возможность оставлять комментарии, вы должны войти.