С арестом экс-министра Абызова пришла новая реальность.

Силовики попытаются и дальше демонстрировать вот такую показательную "борьбу с коррупцией", однако затронет она отнюдь не только системных и несистемных либералов, а просто всех, кто на каком-то этапе выпал из общего расклада, считают эксперты и блогеры.

Как уже сообщали «Новые Известия» в Москве был задержан бывший министр открытого правительства Михаил Абызов, которые подозревается в хищении и выводе за рубеж 4 млрд рублей. Абызов последний год жил в США и Италии, так как его должность в правительстве страны была упразднена. Кроме того, он входит в рейтинг богатейших россиян с состоянием в 600 млн долларов.

Это громкое событие не могло не отозваться в социальных сетях – его комментируют буквально все, кто имеет отношение к российской политике.

Борис Макаренко, вице-президент Института современного развития:

В любом случае Абызова называли «человеком Медведева» и потому это расценивается как ослабление его позиций. Но если это и удар, то косвенный, потому что политическая составляющая здесь в любом случае просматривается в меньшей степени, чем в делах Калви и других.

Нельзя сравнить даже с делом Улюкаева, так как Улюкаев был министр действующий, причем один из ключевых, а Абызов уже почти год как не у дел. Потом, что касается Улюкаева — там была понятная история, что произошло. Хотя, как и в деле Калви, суть предъявленных обвинений вызывала сомнения.

Алексей Макаркин, политолог, вице-президент Центра политических технологий:

— Конечно, это ударит по Анатолию Чубайсу и Дмитрию Медведеву. Потому что тому же Чубайсу не удалось разрулить эту ситуацию,эффективно заступиться за Абызова. Что же касается Медведева, то Абызов был не просто министром его правительства, а входил в ближний круг какое-то время, был его протеже в правительстве и возглавлял «Открытое правительство», которое было создано по инициативе Медведева.

Так что, конечно, это удар. Но другое дело — насколько он серьёзный, потому что Медведев был уже ослаблен в 2018 году, когда была отставка его правительства и когда в новый состав не вошло много близких к нему людей. И уже тогда возник вопрос — нужен ли во власти сильный премьер-министр или необходим такой, как Дмитрий Медведев, который понимает рамки, никуда не вмешивается, ведет себя крайне аккуратно и не претендует ни на какую диархию, соправительство, тандем. А просто следует в фарватере курса, провозглашенного президентом. Который, например, согласился повысить пенсионный возраст и связать своё имя с этим непопулярным мероприятием. Такое ощущение, что сейчас будет востребован именно такой премьер, а не тот, который будет политически сильным и обладающим более высокой общественной поддержкой, рейтингом. Насколько он впишется в логику транзита власти?

Поэтому новость о задержании Абызова для Медведева с одной стороны весьма и весьма неприятная, но с другой стороны он остается премьером и, видимо, останется и дальше. То, что произошло — конечно, усиление «силовиков», но какого-либо конкретного силовика? Тут уже не могу сказать. То, что силовые структуры получают дополнительные возможности, которых у них раньше не было — несомненно, но это началось не сейчас, а когда пошли аресты тех же губернаторов. Дело Абызова лишь вписывается в этот ряд.

Сергей Марков, руководитель Института политических исследований:

— Задержание Абызова — это и есть та самая борьба с коррупцией, которой апологирует большинство населения России. Та самая борьба с коррупцией, которая так необходима стране. Арестован уже второй министр за последнее время, пусть и отставной. Арестован за махинации в энергетической компании, а это ведь одна из причин, почему тарифы такие высокие. Поэтому надо только приветствовать эту борьбу с коррупцией.

Что касается политической подоплеки в этом деле, то я успел уже прочитать несколько версий. Первая — что это борьба между «силовиками» и «либералами». Но я твердо знаю, что такой борьбы нет — есть борьба между кланами, все из которых включают в себя и каких-то «силовиков» и «либералов». Между представителями этих групп действительно ведется идеологическое противостояние касательно путей дальнейшего развития страны, но политической борьбы как таковой нет.

Другая точка зрения, которую высказывают — что это подготовка к транзиту власти в 2024 году. Но это сильное забегание вперед, никакой подготовки к транзиту пока не ведется, это повестка, искусственно навязываемая оппозицией.

Третье, что я читал — что это удар по Медведеву. Не верится, хотя не исключено, что Абызов был одним из финансовых источников этой команды, но думаю, что медведевская группировка не представляет никому политической угрозы, чтобы с ней кто-то боролся.

Все это, на мой взгляд, неправда. Как и то, что это «удар по Чубайсу» — Чубайс, идеологический лидер либералов, сам участвовал в сдаче этого Абызова. Как и Дворкович, человек Медведева. Чубайс и Дворкович сотрудничали с силовиками, которые готовили задержание.

Или версия, что это бьют по «Семье» Ельцина, что Абызов, якобы, был связан с Юмашевым. Но я не вижу, что «Семья» сегодня вообще играет какую-либо серьезную роль, чтобы с ней бороться.

Что же стоит за этим задержанием? Наверняка, борьба кланов, хотя и кому и уж так сильно противостоял и мешал Абызов, чтобы потребовалось его арестовывать — никто внятно сказать не может. Разве что какая-нибудь конкуренция в энергетической сфере. Но чтобы прямо такая смертельная вражда?

Поэтому самая вероятная версия — проявление регулярной борьбы с коррупцией. А поскольку Абызов уехал из России, то он постепенно терял «крыши», политических союзников, которые могли бы его защитить. И поскольку политическая защита истончилась, то правоохранительные органы прорвали её и начали готовить непосредственно задержание. В целом же можно арестовать как минимум несколько десятков человек высокого уровня, но у них есть политическое прикрытие. Так что проблема не в Абызове, а в том, что не берут несколько десятков если не сотен таких же.

Аббас Галлямов, политолог:

— Любое ослабление Медведева работает на таких игроков, как Сечин, Чемезов, Роттенберги, Ковальчуки и прочие члены «путинского политбюро». Когда премьер слабеет, усиливаются их возможности реализовывать свои проекты без оглядки на правительство. Ясно, что в ситуации, когда он сам висит на волоске, пытаться помешать другим Медведев не будет.

Политолог Алексей Макаркин считает, что «аппаратная политика все более развивается в режиме спецопераций…»

1. В этом режиме проходило «дело Улюкаева», демонстративной спецоперацией стал арест члена Совета Федерации Арашукова. Арест Абызова в этой же логике. При этом объектами спецопераций становятся не только экономические либералы, но и самые разные представители элит. Просто аресты представителей либерального сообщества вызывают куда больше резонанса (сравним аресты Никиты Белых и, например, удмуртского Соловьева или марийского Маркелова).

2. Если раньше неформальные сигналы (публичные и непубличные) воспринимались как решение вопроса (так, например, в Россию смог вернуться Михаил Гуцериев), то сейчас ситуация формализуется. Возможности для правоохранителей резко расширены. Кстати, это относится не только к аппаратной политике, но и к другим вопросам. Например, к судьбе «Свидетелей Иеговы», давление на которых только усиливается, несмотря на публичную позицию президента.

3. «Право печалования» за арестованных в условиях отсутствия гарантий становится все менее актуальным. Хотя полностью и не исчезает. Чубайсу год назад удалось заступиться за своего бывшего соратника Леонида Меламеда – видимо, Абызов рассматривал эту историю как прецедент. Но Меламед не является политической фигурой, а Абызов – бывший министр, уехавший за границу в условиях холодной войны (кстати, в намерении уехать неофициально обвиняли и Улюкаева).

4. Позиции Дмитрия Медведева, как ни странно, вряд ли ослабнут. В заступничестве за своего бывшего министра он не замечен. Принципиальное ослабление позиций премьера произошло еще в прошлом году, когда правительство покинули Дворкович, Тимакова, тот же Абызов. Но в условиях подготовки к транзиту востребован именно слабый премьер, чьи политические возможности резко ограничены, а рейтинг невысок.

5. Призывы к уголовному делу в отношении Анатолия Чубайса со стороны обрадованных арестом Абызова противников либералов в настоящее время объективно выгодны Чубайсу. Власть не принимает решений под давлением – это относится не только к оппозиции, но и к радикальным лоялистам.

Журналисту и правозащитнику Сергею Смирнову Абызова не жалко:

«Конечно Путин закручивает гайки нам всем. Вот всякие законы, Рунет, оскорбление властей и так далее. Да вы сами список прекрасно знаете. Отдельные категории попадают еще сильнее типа «Свидетелей Иеговы» (религиозная организация, запрещенная в России, — прим.ред.).

Но по-настоящему и жестко Путин и силовики гайки закрутили для своих. Тех, кто был внутри. Губернатору Коми Гайзеру запросили 21 год, Абызова взяли по таким же статьям и будет грозить очень много. Еще братья Магомедовы по такой же статье 210 ждут суда. И это еще без губернатора Белых, Улюкаева и Сугробова (тому сначала вообще 22 года дали). И судя по темпам Абызов вряд ли последний в списке внутренних жертв.

Никакого сочувствия к Абызову нет.

Но такой вопрос. А вот схему: взяли под контроль, потом продали намного дороже, а деньги увели в оффшоры, их только Абызов использовал? Или вместе с братьями Магомедовыми. Ах да, еще Калви, наверное. Хотя нет, тот занимался дестабилизацией, сука.

Силовики наводят порядок в стране! О да.

Отдельно важно, что и Магомедовым и Абызову вменяют 210 статью про ОПГ. Еще года три назад по таким схемам была бы только статья о мошенничестве. Но с Гайзера началось и всем, кто бесит особо, вменяют именно 210 статью. Чтобы срок был под 20 лет. Так что Улюкаеву повезло, наверняка у него сегодня хороший день…»

Зато журналист и правозащитник Ольга Романова нашла добрые слова для арестованного экс-министра, а кроме того, уверена, что это совсем не последний арест:

«Про Абызова. Зря вы на себя не примеряете. Избегаю грубых слов — лично была знакома, но воздержусь от оценок со всех сил. Однако я знаю людей, которых мы всей Русью Сидящей вытаскивали из передряг максимально возможным усилием воли. Вытащили одного, он с Абызовым был связан. Пытался строить станцию солнечных батарей где-то под Астраханью. Почти построил, бежал, был арестован, снова бежал. Сейчас владеет сетью солнечных станций под Франкфуртом.

И кому от этого хорошо? Франкфурту хорошо, не сомневайтесь. Но вытаскивали парня мы, а не Абызов. Бесплатно. Денег у него не было, а сейчас — проехали. Да и были бы — мы б не взяли. Встретились с ним во Франкфурте, он букет мне подарил, спасибо. Но было это два года назад. В его деле — чёрным по белому Абызов.

Это что надо иметь в голове, чтобы в Россию потом прилететь на ДР Дворковича, а? После ареста Магомедовых, напрямую с тем Дворковичем связанных, например. Это головного мозга не иметь, граждане. Я — тихий, мирный человек — и то знаю, что Абызову не надо было соваться. А он чем думал? Боюсь, ровно тем, чем нами все остальные, кто пока что на свободе, как бы нами руководят. Но думать-то не ж..ой надо.

И не воображать, что вас не коснется. Я езжу в Россию. Меня лично всё это тоже может коснуться. Но я знаю и я готова. Хотя бы высплюсь и немецкий доучу, если что. И кипешь такой устрою, что неповадно — я ж умею и предмет знаю. И — поверьте — смогу получить удовольствие.

А эти-то куда? Кому верят, на что надеются? Загадка. Загадочная загадка — как их разводят, как детей. При этом я точно знаю, что он тоже когда-то так разводил. И что? Думал, его не разведут? Прямо даже интересно. Хотя нет. Думал, конечно, что его-то это не коснётся. Как и многие тут так думают. Зря, кстати…»

Телеграм-канал МыслиНеМысли обозначил несколько важных последствий этого ареста для будущего страны.

«- Не может не вызывать удивление: вроде большой уже мальчик (целый экс-министр!), прекрасно знакомый с кейсом Улюкаева, поддался на «разводку». Если отбросить вариант резкого отупения, то остается одно: Абызову дали самые высокие гарантии, но и они теперь не значат ничего. Это новая реальность.

— Медведева уже ни ставят вообще ни во что. Его удел — карнавальные встречи с маргинальным кандидатами в президенты Украины, с которым он на серьезных щах «решает вопросы» под камеры.

— По логике вещей за Абызовым цепочкой должны пойти и другие люди. Если Чубайс был «приманкой» для Абызова, то сам Абызов больше подходит на роль «крючка», за который тянут более крупную рыбу.

— Корпоративная солидарность правящей группы России трещит по швам. Идёт война, правил нет. Специфика «путинской модели» политического устройства — «святость» личных гарантий, культ «данного слова» и т.д. Транзакционные издержки внутри элиты, где правит бал банальный «беспредел», запредельно высоки.

— Если посадят Абызова, то он будет первой из «крупных фигур», которую посадили после разоблачений Навального. Итак, появление в фильмах ФБК — теперь не гарантия неприкосновенности.

Еще раз: наступила новая реальность.»

Культуролог Николай Подосокорский уверен, что Абызова «закрыли» всерьез и надолго:

«Читаю разные мнения про задержание бывшего министра и крупного бизнесмена Абызова, летающего на частном самолете и обвиняемого в выводе миллиардов бюджетных средств за рубеж. В провластных телеграм-каналах по этому поводу очень много грубого злорадства. В либеральном стане, напротив, царят шок, растерянность, попытка объяснить участившиеся преследования условных «сислибов» общим ростом репрессий и безудержным аппетитом опричников, которые давно не чувствуют никаких ограничений. Многие при этом задаются вопросом: кто станет следующей показательной жертвой силовиков? Дворкович? Чубайс? Греф? Тимакова? Кудрин? один из губернаторов-технократов? а, может, сам Медведев? Как ни странно, но мне кажется, что чем больше бьют по Медведеву (а по нему, его окружению, принятым им решениям начали бить сразу же, как только он ушел с поста президента), тем сильнее его позиция в глазах первого лица. До сталинского изощренного садизма нынешняя власть еще, конечно, не дошла, но вектор и посыл — те самые.

Не знаю, предал ли кто-то Абызова, заманив его из Италии на родину, как об этом пишут разные СМИ, но если бы его хотели арестовать — это рано или поздно бы все равно сделали, тем или иным способом. Другое дело, что в отличие от Алексея Улюкаева или Никиты Белых, Михаил Абызов — человек гораздо менее понятный и узнаваемый. Еще когда только затевалось «Открытое правительство», уже была уверенность, что это какая-то медведевская блажь для отвода глаз и пиара (вроде лозунга «свобода лучше, чем несвобода»), которую не стоит принимать всерьез. Типа открытое правительство лучше, чем закрытое. Но теперь, когда с любой открытостью у нас последовательно и методично борются на разных уровнях, и едва ли не главным врагом власти признана «Открытая Россия» Ходорковского (не говоря уже про открытый миру Рунет!), даже то, чем занимался Абызов, выглядит очень подозрительно.

Насторожить должно было и то, что он не получил никакого назначения после своего ухода из правительства в мае 2018 года, да еще уехал на Запад, когда «Родина находится в опасности и испытывает такие трудности», в общем запятнал он себя по полной. Симптоматично, что сейчас почти никто не сомневается, что Абызова закрыли всерьез и надолго, и никакие петиции Юмашева и/или других «спасателей» ему никак не помогут. Как говорит в подобных случаях первое лицо: «А ФСБ считает иначе!» И всё, нечем крыть. Очевидно, что силовики попытаются и дальше демонстрировать вот такую показательную «борьбу с коррупцией», однако затронет она отнюдь не только системных и несистемных либералов, а просто всех, кто на каком-то этапе выпал из общего расклада. Рауфа Арашукова либералом точно не назовешь, но из-за него нагнули и морально унизили весь Совет Федерации, показав каждому сенатору, что неприкосновенность и статус члена Федерального собрания не позволят сбежать в час Ч. А на примере Абызова показали, что даже те, кто уехал, все равно потом огребут проблем….»

Источник: newizv.ru

Вы можете оставить комментарий, или ссылку на Ваш сайт.

Оставить комментарий

Чтобы иметь возможность оставлять комментарии, вы должны войти.