Пресвятой Примаков: телеканал «Звезда» воспел бывшего премьера

Человек, совершивший в 1999 году знаменитый «разворот над Атлантикой», стал «предтечей» всей внешней политики современной России

О том, как расценивают государственные российские СМИ феномене Примакова, пишет в своей колонке публицист Сергей Митрофанов:

«Я не часто смотрю телевизор, но вот один анонс канала «Звезда» в рубрике «Код доступа» меня заинтересовал. Его стоит привести полностью.

«Правительственный борт России № 2 вылетел из аэропорта Внуково в столицу США холодным мартовским утром 1999 года. В самолете — премьер-министр России Евгений Примаков с делегацией. В повестке визита значилось подписать ряд жизненно важных для России контрактов, которые должны принести 15 млрд долларов. Эта баснословная сумма, необходимая для спасения уничтоженной дефолтом экономики РФ, была уже почти в бюджете нашей страны, оставалось лишь поставить подписи… Однако на 10-м часу полета премьер-министр отдал экипажу короткий приказ: “Борт развернуть. И взять курс на Москву”. Позже этот поступок премьера назовут “петлей Примакова”, ”предтечей” внешней политики президента Путина, первым шагом к освобождению России от контроля со стороны Запада… Но почему же всё-таки Евгений Максимович Примаков 20 лет назад отдал исторический приказ развернуть борт прямо посреди Атлантического океана и лишил тем самым Россию 15 миллиардов долларов?»

На первый взгляд разговор собирается идти прямо-таки в духе «антисоветской», в современном значении слова, пропаганде. Была, мол, такая нормальная прозападная страна Россия. Рыночная, капиталистическая, либеральная. О которой говорили тогда, что точка невозврата (вернее, возврата к старому порядку) пройдена. И вот из Москвы в направлении США вылетел российский премьер, чтобы подписать какое-то важное соглашение с Альбертом Гором. Оно обещало необходимые для возрождения экономики России, которая только что пережила убийственный дефолт, гигантские кредиты. Но в это же самое время Запад, который тогда был более внятным и принципиальным в своих мессианских интенциях, чем сегодня, решил наконец покончить с кровопролитной гражданской войной в центре Европе, в Югославии, и покончить с возникшим как ее следствие геноцидом части европейского населения, а заодно и с последним, как тогда казалось, европейским диктатором Милошевичем. О чем западный контакт любезно сообщил Примакову прямо на борт по телефону.

Казалось бы, надо только порадоваться, что что-то начинает наконец разрешаться. Во всяком случае, я бы так и сделал на месте премьера России. Но тут Евгения Максимовича, который до этого момента выглядел вполне адекватно, неожиданно переклинило. Как бы у него приключился приступ самости. Как бы ялтинский синдром приключился, идущий от воспоминаний о том времени, когда СССР по карте делил с Америкой сферы влияния. И вот наш премьер дает команду командиру корабля развернуться, не лететь дальше в Вашингтон, не получать кредиты, не спасать Россию от экономических неурядиц, а вообще со всеми разо … ться.

То есть совершить глупость (или подлость?) невероятную. Чудовищную, катастрофическую, приведшую в конечном итоге и к гибели российской демократии, и к установлению авторитарной диктатуры, и к войне с Украиной, и к выпадению России из мировой экономической интеграции, общего рынка.

При этом надо заметить, что мы тогда к этому так серьезно не отнеслись. Но лишь потому, что премьеры в России менялись как перчатки и была уверенность, что на каждого «сомлевшего» управленца в конце концов найдется кто-нибудь более-менее разумный, вроде Геращенко или Касьянова.

Однако внутри фильма об этом инциденте сказано отнюдь не критически. Хотя анонс можно прочитать и как обвинение. А комплиментарно, пафосно и даже еще круче. Как о чем-то судьбоносном, провидческом, чудесном. Этот разворот, мол, стал «предтечей» гениальной внешней политики президента Путина и позволил в дальнейшем переориентироваться нам всем в России с второстепенного, картошки там и ширпотреба (российский человек вообще не избалован ширпотребом), на главное. На суверенитет и создание сверхзвукового гипероружия возмездия, которым мы теперь вполне в состоянии расколоть этот подлый мир, то есть достойно выступить и в неминуемой Третьей мировой войне.

То есть Евгений Максимович представлен нам не чиновником с временно помутившимся рассудком, а эдаким «Иисусом Христом» и «Иоанном Крестителем» в одном лице накануне зарождения мирового путианства с обещаниями Царства небесного России Великой. Который за это пережил свое «распятие», поскольку антикоммунистический Ирод-Ельцин довольно скоро, через 8 месяцев, отправил слишком самостоятельного премьера в отставку, а предательский Иуда, березовский наймит и телефарисей Сергей Доренко еще и добил как вероятного кандидата в президенты после Ельцина.

И сколько тут было слез! К отставленному Примакову тогда, как к гробу праведника, явилась на дачу вся номенклатурная российская знать, включая Путина, чтобы поблагодарить за работу, поклясться в верности, причаститься патриотической святости и попасть с ближний круг свидетелей, если вдруг, Воскресения.

Итого: фильм местами смешной. Особенно когда про обнищание российского населения нам рассказывает апостол Матвиенко. Местами страшный — вот этой своей нечеловеческой логикой и восхвалением самой грандиозной тупости и подлости управленческой элиты во времена Ельцина. А местами тревожный — апокалипсической направленностью в будущее.

Особое внимание привлекли несколько моментов.

Например, рассказывается, что в составе делегации Примакова в том историческом самолете был также и одержимый рыночными бесами Ходорковский и что, когда самолет развернулся и не полетел в США, весь салон взорвался аплодисментами, впав в восторг от будущего политического переворота. Хочется спросить: неужели и Ходорковский, которого новая политика вскоре отправит в ГУЛАГ, аплодировал? Вот бы изучить! Очень пригодилась бы как сценка в нашем Евангелии.

Второй момент касается Сергея Доренко. Мы тут намедни в связи с его скоропостижной кончиной спорили, а были ли такие силы, которые его так ненавидели, что «кушать не могли»? И фильм убедительно показал: были, вот эти силы. Чекисты до сих пор не могут ему простить, что он прервал карьеру их «любимого разворотчика» и что маразм авторитарной реставрации из-за этого отодвинулся почти на десятилетие.

Но, кстати, тут ряд технических недоразумений. На самом деле Доренко не был упертым либералом, чтобы с гранатой в одиночку бежать на танки нового авторитаризма и участвовать в крестовых походах за какие-то демократические ценности. Он так же, как Примаков, был циничным эмоциональным имперцем. Примаков ему не нравился чисто эстетически, за деньги и потому что с московскими «органами» у Доренко были какие-то личные счеты. Об этом он рассказал в программе у Дудя. Сбивая Примакова с траектории, он совершенно не предотвратил дальнейшее наступление чекистов, напротив. Просто один отряд чекистов сменился на другой. Поддерживающие Примакова сменились на поддерживающих Путина, который вначале действительно казался либеральной альтернативой. Особенно в первый момент декларативного участия России в глобальной антитеррористической коалиции. Однако потом взял свое, поскольку главная характеристика чекистов — это именно их чекизм, который вскоре все вернул в стране на заранее предопределенные реакционные рельсы. Что явствует и из апологетического по отношению к Примакову фильма, который мы тут разбираем.

Тем не менее, сам по себе этот фильм про разворот над Атлантикой просто дышит звериной ненавистью к Доренко за то, что тот по наущению Березовского задвинул тогда их чекистского Примакова, который, оказывается, уже тогда в 1999 году провел такую диверсию против демократического развития, от которой мы не оправились до сих пор и не оправимся еще много лет, если не десятилетий.

Смешно, что авторы фильма при этом настойчиво идентифицировали Примакова как бывшего журналиста, «забывая», что он был еще и бывшим членом ЦК КПСС, то есть вполне серьезной мафиозной организации, а не той юмористической структуры вроде зюгановско-грудининских тусовок, что коммунисты представляют собой сегодня. Значит, все-таки что-то заставляет стесняться «цековства»! «Цековство» не красит восхваляемого персонажа. И понимаете, вот я — журналист, Примаков — журналист, Юмашев — журналист, Ленин — журналист… Миром правят журналисты. А мы-то и не знали…

Любопытно, что по Примакову до сих пор ностальгируют и либералы.

Юлия Латынина в одном из своих эфиров, имея в виду Примакова, сказала, что старые советские руководители были более достойными людьми, чем нынешние, и уж такого бардака, как сегодня, не допустили бы. А либеральный историк Млечин написал: «Если Евгений Максимович Примаков уходит из большой политики, то я крайне сожалею об этом, — эти слова я сказал тогда в прямом эфире телекомпании ТВЦ, где тогда работал. — Он один из тех немногих политиков, кому авторитет позволяет иметь собственную точку зрения, ее безбоязненно высказывать и отстаивать».

Можно только поздравить рубрику «Код доступа», что позволила нам взглянуть на прошлое и с другой, «истинной» стороны, не забывая главное…»

Источник: newizv.ru

Вы можете оставить комментарий, или ссылку на Ваш сайт.

Оставить комментарий

Чтобы иметь возможность оставлять комментарии, вы должны войти.