Политика здесь не главное: за что арестовали Абызова

Арест экс-министра показывает, как преследование за экономические преступления становится хаотичным, а политика, которая раньше была в основе громких арестов, теперь появилась только постфактум, как вторичный, хотя и немаловажный эффект

Случай с задержанием экс-министра Михаила Абызова, занимавшего свой пост в команде премьер-министра Дмитрия Медведева, а еще раньше иевшего свой бизнес в электроэнергетике, открыла новую страницу в истории позднего путинского режима, пишет на сайте Московского Центра Карнеги политолог Татьяна Становая.

Абызову, считает эксперт, не просто не повезло, поскольку ему почти никто не сочувствует. Бывший бизнесмен в свое время сделал ставку на второй срок Дмитрия Медведева, организовав даже в 2011 общественный комитет сторонников переизбрания.

И хотя Медведев не остался президентом, поддержку Абызова оценил, создав для него должность министра по делам Открытого правительства, которое, впрочем, после возвращения Путина было практически парализовано.

Кроме того, в свое время глава Сбербанка Герман Греф отчитывал Михаила Абызова за провальную работу, ему делал замечания и бывший шеф по электроэнергетике Анатолий Чубайс, а потому его арест преждевременно связывать с главным российским реформатором: Абызов не вызывает симпатий у системных либералов, и его арест даже вызывает понимание у критиков Путина, и, в частности, у Навальный, который публиковал расследование о злоупотреблениях экс-министра.

Впрочем, Абызов не был и особенно успешным бизнесменом, и еще в 2015 году продал свою почти разорившуюся АО «Группа Е4» кредиторам, которые угрожали ему уголовным преследованием. Это раздражало покровителей Абызова. К тому же Медведев терпеть не любит скандалы, бьющие по его кабинету.

Недавно «Альфа-банк» потребовал с Абызова и его партнеров 33 млрд рублей, а в числе его врагов называют и Виктора Вексельберга. Кстати, обвинения Следственного комитета базируются в основном на сделка по продаже четырех энергокомпаний, которые Абызов продал за 4 млрд рублей при реальной стоимости 186 млн рублей. Это показывает, что в среде российского крупного бизнеса, раздраженного санкциями, есть много недовольных Абызовым.

В его деле на поверхности чисто корпоративные конфликты, долговые разборки, сведение счетов, правда все это касается представителя политической элиты, очень хорошо осведомленного о делах других могущественных фигур.

Это дело похоже на дело Калви: силовики вмешиваются в корпоративные споры без внятной политической составляющей, но потом дело может обрасти политикой, поскольку Абызов играл против Путина в 2011 году, финансировал оппозиционный «Дождь», обеспечивал своих детей американским гражданством и роскошно жил в загнивающей Европе – идеальный враг путинского государства.

Политизация дела может начаться по сценарию – «патриоты против продажных либералов», ведь Абызова обвиняют в создании преступного сообщества, участники которого «поставили под угрозу устойчивое экономическое развитие и энергетическую безопасность ряда регионов страны», что предусматривает до 20 лет лишения свободы.

Обвинения касаются периода, когда Абызов был министром в правительстве Медведева, что неизбежно бросает тень на самого премьера. Его арест – безусловно, удар по ближнему кругу нынешнего премьера. За последние месяцы окружение Медведева уже пережило такое количество ударов (чего только стоит арест братьев Магомедовых), что происходящее выглядит новой стадией медведевского нисхождения и она связана не с тем, что делал Медведев, а с теми, кто с ним работал. Силовики, кажется, хорошо усвоили, что неприкосновенен только бывший преемник, а все, что вокруг, – благодатная почва для самореализации и наведения порядка. Сначала был нанесен удар по Магомедовым, теперь Абызов, который слишком много должен тем, кто не готов в условиях «осажденной крепости» прощать долги тем, кто наслаждается жизнью за ее пределами.

Кроме того, арест Абызова важен еще и потому, что показывает, как силовики постепенно переходят от выборочного преследования к беспорядочному. А как хорошо известно, в России на любого чиновника и крупного бизнесмена копится компромат. Преследование за экономические преступления становится хаотичным, а политика, которая раньше была в основе громких арестов, теперь является делом вторичным, хотя и немаловажным.

Источник: newizv.ru

Вы можете оставить комментарий, или ссылку на Ваш сайт.

Оставить комментарий

Чтобы иметь возможность оставлять комментарии, вы должны войти.