Поколение миллениалов не спешит работать

Молодежь из "поколения миллениалов" всерьез считает себя незаменимой и пользуется кадровым голодом, чтобы выставить бизнесменам свои условия. Впрочем, эксперты уверены, что это явление временное, очень скоро спесь с молодых людей сойдет.

Ирина Зиганшина

Агентство «Моменты» опубликовало примечательный материал о новом тренде трудоустройства молодых людей. Оказывается, что 20-летние взяли моду требовать сокращенный рабочий день, зарплату не меньше 50 тысяч, и ставить себе минимальное количество смен в месяц.

Вот только несколько примеров из этой публикации:

Совладелица барбершопа для девочек Holy Moly Яна Старовойтова рассказывает, что в своем бизнесе имеет дело со студентами 2-4 курсов и не понаслышке знает, как они гнут условия под себя. При этом, получив желаемый график работы, они ненадежны, в любой момент могут уволиться:

«При любом удобном случае студенты могут изменить место работы. Они знают, что в них нуждаются, и легко подстраивают работодателей под себя. Очень мало ребят консервативного склада. При этом у них изменились рычаги мотивации. Раньше можно было привлечь тем, что они заработают на квартиру или машину. А сейчас они просто покупают себе велосипед и довольствуются малым, но требуют признания и заботы.»

Игроки гастро-рынка считают, что тенденция к сокращению рабочего времени у двадцатилетних отлично прослеживается на примере фаст-фуда. Там студенты вертят графиком, как могут, оправдываясь тем, что нужно бежать на пары. Владелец бара «Био Шмио» Роман Сергеев признается, что в профессиональных кругах давно ходят разговоры о выходках двадцатилетних. По его мнению, они готовы работать только на полставки, а все остальное время тратят на развлечения:

«Сейчас в сфере обслуживания кадровый голод, потому что поколение Z не готово работать так, как это делали раньше. Оно хочет работать меньше, но получать больше. Люди инфантильные, работают на полставки, потому что этого достаточно для жизни и считают, что можно больше не напрягаться.»

Культуролог Надежда Маценко считает, что эта ситуация проявляет разницу между поколением, родившемся до перестройки и после нее:

«Каждое поколение освобождалось от стереотипов о тунеядстве. Уже те, кто родился в перестройку, ставили под вопрос четкие рабочие рамки. У поколения «20 плюс» действительно есть возможность себя позиционировать, как свободных людей. К тому же встает вопрос мотивации. Молодежь с синдромом «москвича» (то есть с собственной недвижимостью, которую можно сдавать) вообще думает, зачем им работать.»

«Такое поведение — просто блажь поколения Z. Когда они захотят кушать, а родители попросят съехать из квартиры, придет осознание, что пора зарабатывать. Свое «хочу» придется примерять на чужое «надо». Даже если человек уехал, например, в Тайланд и работает на фрилансе, он скоро поймет, что это не работает на перспективу», — считает финансист Виталий Калугин.

Хотят, но не могут

Приведенные примеры хоть и забавны, но составляют скорее исключение, чем само правило. Правило же намного печальнее.

На самом деле, проблема трудоустройства молодежи лежит совершенно в другой области: молодые люди очень часто просто не представляют, кем они на самом деле хотят работать. А это влечет за собой уже чисто психологические последствия.

Именно поэтому, сегодняшние руководители разного уровня, прошедшие лет 20-25 назад суровую школу жизни, смотрят на молодых людей со скепсисом. У них складывается ощущение, что новому поколению как бы не нужны деньги… Во всяком случае, они не вполне готовы проявлять свои физические и интеллектуальные способности ради куска хлеба. Не так давно на одном сайте появилась такая – одна из многих — история.

Строитель нанимал работников на земляные работы и обещал за это вполне приличные деньги. Однако за месяц по объявлению приходило несколько десятков человек, но весь срок из них отработал полностью только один. И таких случаев тысячи, десятки тысяч. Найти работника, который вовремя придёт на собеседование, покажет минимальную квалификацию, а потом проработает хотя бы год, довольно тяжело. Люди, причем молодые, совершенно не держатся за работу несмотря на кризис.

Россия – не Америка. Здесь совсем другая этика, воспитанная веками, и особенно последним – советским.

Да и найти работу, чтобы на время перебиться, сейчас не очень сложно: продавцом, курьером, «бутербродом» (носить на себе рекламные плакаты), в каком-нибудь заведении фастфуда. Смысла напрягаться никакого!

Когда государство веками гнобит любую личную инициативу, откуда ей взяться? День прошел, сыт, одет – и слава богу.

Тем более и в российской школе практически напрочь отсутствует всякое реальное понятие о профориентации будущего налогоплательщика.

Вот что говорит по этому поводу директор по рекрутменту и развитию бизнеса одной из московских компаний Ксения Горбунова:

«Во многих муниципальных школах есть некая профориентация. Она начинается с 7-9 классов и в основном состоит из знакомства с ВУЗами и основными предметами, которые там преподают. Имеет ли это какой-то смысл при выборе профессии? Нет!

Большинство студентов (и уж тем более школьников) понятия не имеют, кем хотят работать. Многие взрослые люди меняют профессию несколько раз и это не плохо. У человека меняются интересы, мир и рынок вокруг тоже не стоит на месте. И сейчас есть огромное количество разных прикладных курсов, которые можно пройти – не так дорого и не так долго. Если посмотреть на официальную статистику и например, мою личную эмпирическую, малое количество выпускников работает по специальности.

Что же касается школ и даже ВУЗов – в большинстве из них в педагогическом составе работают исключительно теоретики, которые объясняют книжную науку, не имеющую практически никакого отношения к текущей рыночной конъюнктуре. Есть редкие исключения, когда в ВУЗах и школах организовывают семинары, приглашая людей из бизнеса. Тогда есть реальная возможность школьнику или студенту услышать из первых уст про ту или иную профессию, ее плюсы и минусы.

Но таких первопроходцев в школах мало. И это зависит даже не от директора школа, а от самой системы. Для того чтобы сделать такой (даже абсолютно бесплатный для школы) семинар, нужно получить согласие всего педагогического совета (представители которого достаточно консервативны) и родительской общественности, половине из которой в принципе эта тема не очень интересна.

Если говорить о коммерческих организациях, предлагающих услуги по профориентации, как и во многих других сферах, много шарлатанов или псевдоспециалистов, опять же с теоретической/книжной подготовкой…»

А блогер Иван Сергеев еще более категоричен в своих оценках:

«Проблема во всей системе образования, точнее в настоящих бедах образования как такового. А беды эти отнюдь не замкнуты на школах и вузах, речь идет об обществе и экономике в целом. Школьное образование имеет налет просвещения, т.е. там пытаются избежать «мракобесия», пропаганды, однобокости и стараются подвести к «объективности» и рациональности/познаваемости мира, возвести путем «образования» молодого человека на «высшую ступень».

Объяснение же будущих «профессий» — это уже шаг на скользкую территория общественной реальности вашей страны.

Как можно объяснить, что становясь военным, вы скорее всего будете участником международных преступлений, не имея права даже на достойное, публичное захоронение?

Как объяснить, что для продвижения в силовых структурах с вас могут потребовать навыков палача и садиста в пытках, которые широко практикуются?

Как объяснить, что государственная служба со временем упрется в стеклянный потолок вышей способности участвовать в преступлениях?

Как объяснить, что множество государственных корпораций даже не подразумевают конкурентную борьбу и развитие профессиональных качеств, а являются, в той или иной мере, закрытыми, вырождающимися клановыми организациями?

О бизнесе я умолчу…

Профориентация это слишком серьезной вызов отечественной педагогике, нереальное требование в смелости и откровенности…»

И хотят, и могут. Но не на благо Родины…

Но ведь не может же быть, чтобы вся молодежь не хотела работать или не знала, что она хочет на самом деле. Нет, это совсем не так.

Три четверти молодых россиян, оканчивающих вузы, хотели бы начать работать за границей, а не в России, выяснили социологи. Больше других в России склонны искать работу студенты педагоги и медики, но и среди них «патриотов» немногим более 40%, — таковы данные опрос портала Career.ru.

Представьте только: 77% российских выпускников вузов хотят работать не на родине, а за рубежом! Правда, мечта – это еще не реальность: из них всего лишь 14% на самом деле ищут варианты трудоустройства, и только 3% — уже нашли для себя место работы в другой стране.

Чаще всего хотят уехать студенты-гуманитарии (86%) и маркетологи (84%), потом идут инженеры (78%), менеджеры (77%), юристы (73%) и экономисты (70%). А вот педагоги и медики оказались более патриотичными, из них около 40% не хотят переезжать за границу.

Среди причин таких настроений: высокий уровень тамошней жизни (51%), хорошее отношение к молодым специалистам (37%), любовь к конкретной стране (21%), а также климат и экология (по 16%). Каждый пятый хочет уехать, а 36% готовы работать там пять лет и более. Больше всего молодежь привлекает Европа (46%), США (10%), Австралия и Новая Зеландия (6%), Канада (5%), страны СНГ (4%).

Пока же реальность в самой России для молодого специалиста выглядит мрачновато. Примерно так, как описал ее в своем блоге этот молодой человек. Причем с грубыми орфографическими ошибками, которые мы, конечно же, исправили:

КСТАТИ

Позднее вхождение в ту или иную профессию — вполне в духе новых европейских традиций. В Германии и Голландии, например, молодые люди учатся в вузах до 30 лет. И никого эта ситуация не напрягает… Тогда в России 20-летние бакалавры, приходящие на работу — отнюдь не редкость.

Источник: newizv.ru

Вы можете оставить комментарий, или ссылку на Ваш сайт.

Оставить комментарий

Чтобы иметь возможность оставлять комментарии, вы должны войти.