Плод НЕлюбви: в Сети разгорелась дискуссия о «суррогатных» отцах и детях

Два дня назад популярный блогер и писатель Елена Миро опубликовала довольно спорный пост о том, что актёр Евгений Миронов неожиданно признался, что у него есть сын. Эту новость активно обсуждают (и осуждают) в социальных сетях

Ирина Зиганшина

«Откуда он взялся у очень творческого человека, который за 50 лет своей жизни не был замечен в связях ни с одной женщиной?», — спрашивает блогер.

По словам друзей Миронова: .

И вот тут-то и начинается самое интересное. Писатель Миро вместо того, чтобы порадоваться за артиста Миронова, разразилась настоящей филиппикой:

«Евгению Миронову, напомню, уже за полтос. Талантливый и добрый человек — говорю это без доли иронии. Всё с ним хорошо, и даже то, что с женщинами не связывается — вполне понятно и объяснимо.

Я хочу сказать о другом: дети — это плод любви мужчины и женщины.

Не плод суррогатной бабы, старухи и гея. Не рождение за деньги. Не нанотехнологии. Не бизнес. Б-г даёт детей как награду — за любовь, за желание быть вместе у мужчины и женщины.

Всё, что «сделано» не по любви — суррогат. Противоестественно, отвратительно и неправильно. Если Б-г отвратил тебя от семьи, от любви, плодом которой может стать ребёнок, то и детей не надо вот так — за деньги.

— вспоминает мама слова Евгения.

Вот, пожалуйста, занимайся искусством. Это у Миронова действительно получается. У Киркорова получается — скачет красиво в перьях. Галкин талантливо всех пародирует, молодец! Но, простите, при чём тут дети?!

Может быть, я чего-то не понимаю — например, эволюцию, согласно которой отбраковывается то, что не нужно, посредством естественного отбора.

Ну, например, взять чайлд-фри — я не хочу детей. Но я прекрасно понимаю, почему я не хочу их — это естественный отбор не хочет, чтобы у меня были дети. Не нужна мои гены в будущем — я это не просто понимаю, но и принимаю.

А вот Миронов (Киркоров, Галкин) этого почему-то не принимают и пытаются обмануть природу и Б-га. «Завести ребёнка» в клинике через суррогатную мать — это неправильно»

***

В этих рассуждениях многое непонятно.

Во-первых, причем тут Бог? Если бы Он действительно был против, то разве б позволил артисту Миронову стать таким вот «ненастоящим» отцом?

Вот как по этому поводу высказались многие комментаторы этого поста:

— .

Правда, нашлись и защитники «Божественного промысла»:

Во-вторых, так называемое суррогатное материнство известно чуть не со времен зарождения человечества, разве что без современных технологических примочек. Так в Ветхом завете, священной, между прочим книге и для евреев, и для христиан, и для мусульман, рассказывается о множестве случаев, когда бесплодная женщина шла на то, чтобы ее муж переспал с рабыней, и когда рождался ребенок, она первой брала его на руки, тем самым заявляя на него свои материнские права.

Подобные обычаи практиковались повсюду на протяжении всей истории, да и сегодня они живы у некоторых африканских племен.

В-третьих, разве что-то препятствует Е. М. быть образцовым отцом?

Как заметил один из комментаторов: «Способность родить и воспитательный талант между собой никак не связаны…»

И это верно.

Как и то, что настоящие биологические родители очень часто не только не исполняют своих родительских функций, но и просто вредят своим собственным, не суррогатным детям. И именно об этом написало подавляющее большинство комментаторов поста Елена Миро:

— Недавно знакомая с ужасом рассказала, как видела в школьной столовой, что несколько детей доедали то, что оставили их Одноклассники. У них есть папа . И мама. Но будущего скорее всего уже нет. Остаться без родителей и денег гораздо неприятнее. Я уверена, что Миронов не умрет ни завтра, но послезавтра. И Пугачева тоже. Детям дадут хорошее образование. И, самое главное, хорошее воспитание и правильные ориентиры в жизни. А дети из моего примера со столовой, завтра пойдут убивать одноклассников, потому что безнадёга в жизни, мама с папой бухают. Что говорить, у последнего стрелка были оба родителя, но беспросветная жизнь.

— Дети в детских домах прям не нарадуются большой любви мамы и папы

— А чьи были нужны? Сталина? Гитлера? Пабло Эскобара? Алкашки тети Вали из подвала? Аллы Борисовны? Аньки Семенович? Ты реально думаешь, что их гены ценнее твоих?

— Каждый день рождаются куча детей от бандитов, маргиналов, алкашей и просто людей, чей интеллект ниже среднего. А умные мыслящие люди, вдруг, оказались не нужны? В чем смысл, Лен? Я не понимаю. Объясни.

Наконец, в-четвертых, ситуации бывают настолько разными, что объяснить их естественным отбором или божественным промыслом не получается.

Вот, например, такая:

— Все мои цели связаны с собственным делом и финансовым благополучием. Сейчас туда уходят все деньги и время, силы и вдохновение. Ребенок никак не вписывается. Не хочу родить и передать ребенка няням, а я еще ни разу не видела реальных примеров, когда женщина и бизнесмен и мать одинаково успешно, всегда страдает какая-то половина, чаще ребенок и семья, потому что бизнес — уже ребенок, и либо его выращиваешь, либо садишься дома и занимаешься ребенком, садами, кружками, развитием, образованием. Может в других странах это возможно, где ребенку до 18 лет выплачивается хорошие пособия по факту рождения, предусмотрен декрет для мужчин и женщин в одинаковой степени и мужчины в декрет охотно ходят.

Или такая:

— Я не считаю ЭКО и прочее злом, хотя очень поддерживаю идею естественного отбора. Есть люди, способные и желающие зачать, а есть остальные, о ком вы упомянули. До поры до времени они не спорили с природой, их все устраивало, но… потом что-то пошло не так. Вернее к старости решили подстраховаться. Эгоизм? Возможно. Нельзя их за это судить, тем более не бросят детей на произвол судьбы, обеспечат как нужно.

А точнее других, нескольких сотен комментариев, конечно же, был этот, в котором очень точно подмечены все противоречия в рассуждениях Лены Миро:

— Лена, Вы в принципе против медицины или только против репродуктивной медицины? Воспалился, например, аппендицит — удалять не пойдете, будете умирать, потому что против замысла Бога и естественный отбор? А зуб заболит — тоже не пойдете лечить? Бесплодие — такое же заболевание, которое можно и нужно лечить, особенно если есть желание иметь детей. Особенно если это желание осознанное. А иначе можно уходить в лес, не пользоваться всеми благами человечества. Не лечиться — естественный отбор, не летать на самолётах — мы же были созданы ходить, причем на своих двоих. То есть машины тоже отметаются:) иначе какая-то политика двойных стандартов получается. Тут мы против естественного отбора, а тут за. Неправильно и плохо расти ребенку в неблагополучной семье, быть незапланированным, а быть желанным и любимым — это замечательно. Разные люди в разном возрасте и совершенно разном семейном положении приходят к мысли, что хотят иметь детей. Или же так и не начинают хотеть стать мамами иди папами. Это не плохо и не хорошо, это индивидуально и выбор каждого человека.

Конечно, проблем с суррогатным материнством много, и недаром в некоторых развитых странах — Франции, Германии, Австрии, Норвегии и Швеции — оно запрещено полностью, а в других действуют различные ограничения.

Среди главных причин, по которым государства опасаются вводить эту процедуру, боязнь превращения детей в своеобразный товар, когда богатые люди смогут нанимать женщин для вынашивания своих потомков. Феминистки боятся другого — эксплуатации женщин. Ну а у религиозных деятелей своя вечная песня о безнравственности и подрыве святости брака и семьи, как будто Библию они никогда не читали…

***

Кроме того, у этой проблемы есть и еще один аспект: психологическая реакция самой суррогатной матери, которая должна отдать свое-чужое дите навсегда. Причем случаи, когда они отказывались расставаться с выношенными детьми, в практике действительно бывали. Но это скорее исключение из правил, которое худо-бедно можно урегулировать юристам.

Гораздо чаще суррогатные матери прекрасно знают, на что они идут и не прочь, кстати, повторить.

Вот только несколько живых свидетельств:

1. Мысль о суррогатном материнстве у меня появилась еще в 19 лет после того, как я увидела передачу о женщине, которая стала суррогатной матерью ради спасения жизни своей дочери. А второй раз задумалась уже, чтобы поправить свое финансовое положение.

Муж был сначала удивлен, потом не верил в то, что все это правда. А когда я уже была в процессе подготовки, он резко стал против суррогатного материнства. Однако я была настроена решительно. Родители меня поддержали абсолютно полностью. Друзья, другие родственники и соседи разделились на два фронта, одни были за суррогатное материнство, другие – против. Но меня их мнение мало волновало.

Это был мой первый опыт. Познакомились с биологическими родителями уже в клинике, когда подписывали договор. Собственно, клиника и выступила в роли посредника. Родители оказались очень хорошими людьми, однако общались мы довольно редко, так как они из Испании. С другими девочками, которые тоже стали суррогатными матерьми, мы познакомились в клинике. Мы делились с ними своими историями, переживаниями, со многими до сих пор остаемся друзьями.

Выплата за то, что я стала суррогатной матерью для будущего ребенка, была поэтапная. Перенос – 300€, ежемесячно – 200€ , после подписания отказа от ребенка – 13000€. Мне пришлось пожертвовать своей работой, так как она требовала физического труда, который я не могла и не имела права выполнять. Были и косые взгляды в школе, где учился мой старший сын. Чтобы этого избегать, я старалась по возможности пропускать родительские собрания и меньше попадаться всем на глаза.

16 марта путем кесарева сечения на свет родились Анхель и Элиус весом 2680 г и 2840 г, ростом 47 и 49 см. Детки абсолютно здоровые, кушали и дышали сами. Я их смогла увидеть лишь на вторые сутки. Когда их показали, слезы на глаза навернулись, что таких богатырей родила. Не жалела ни секунды, что согласилась на суррогатное материнство.

Когда родители деток приехали в роддом, мама плакала от счастья, целовала меня, у отца тоже глаза были на мокром месте, благодарил меня. Даже медсестры плакали, когда выписывали нас. Восстановилась я, кстати, достаточно быстро, уже на шестой день.

Видела деток, когда им был всего один месяц, это было в посольстве на подписании документов на вылет из страны. Последний раз встречалась с ними, когда они были в возрасте четырех месяцев. Такие бутузы с настоящим испанским характером. Больше мы с родителями не общались, да и не стоит, я считаю. Знаю, что они счастливы, а детки растут здоровыми.

Бывшая суррогатная мама Дарья Карпенко

2. Всего у меня был один опыт СМ. Я долго искала подходящих биологических родителей. У меня было две попытки, когда я знакомилась с биологическими родителями через специальное агентство, но обе они, к сожалению, закончились неудачно. С парой, которая стала родителями для ребенка, я познакомилась через социальные сети.

У меня выстроились очень хорошие отношения с биологическими родителями ребенка. Мы с ними регулярно поддерживали общение: они сопровождали меня на все визиты к необходимым врачам, мы часто ходили вместе кушать в различные кафе, иногда устраивали совместные прогулки. Однако после рождения ребенка первой я им никогда не пишу, чтобы не смущать и не напрягать их. Но я с большим удовольствием отвечаю им, когда они мне пишут сами. Я хочу, чтобы у них все было хорошо, и малыш рос здоровеньким и крепеньким. После рождения ребенка мы больше ни разу не встречались вживую.

Я никогда не жалела о том, что ребенка, которого я вынашивала, придется отдать на воспитание другим родителям, потому что всегда относилась к малышу, как к тому, чьи родители были именно биологическими. Наверное, поэтому у меня никогда не было мысли оставить его себе. Я изначально знала и понимала то, на что шла, у меня не было ни цели, ни задачи присваивать его себе. У меня есть собственный ребенок, которого я очень сильно люблю, для которого я живу и делаю все возможное, чтобы у него все было. А ребенок, чьей суррогатной мамой я являлась, не мог бы принадлежать мне, он только жил и развивался во мне. Биологические родители присутствовали на родах, после рождения ребенка я ни разу не брала его на руки, оставив все это для них. Врачи, принимавшие роды, разумеется, были в курсе, что я являлась суррогатной матерью.

Поверьте, не меньшее счастье сделать счастливым кого-то, кто этого долго ждал и очень желал, пускай и нестандартным и неприемлемым для всех способом. Когда возникали небольшие риски вынашивания малыша, я видела слезы его биологической мамы, слезы отчаяния и страха потерять ребенка, даже который физически находился во мне. В эти моменты я вспоминала свою собственную беременность, свои переживания по каждому поводу, который был с ней связан.

Абсолютно не имеет смысла жалеть о том, что ребенка пришлось отдать на воспитание другим родителям, я лишь создала условия и атмосферу для развития малыша людям, у которых, увы, нет такой возможности по некоторым причинам. Даже сейчас мы время от времени списываемся с биологическими родителями, поддерживаем отношения. Мне безумно приятно слышать, что люди счастливы, что у них теперь есть свой любимый ребеночек. Одна моя подруга мне как-то сказала: «Вот видишь, ты подарила кому-то счастье». Нельзя никогда жалеть о том, что ты сделал кому-то добро.

Бывшая суррогатная мама Валерия Антонова

3. За первые роды я получила 8 тысяч евро, за вторые — 700 тысяч рублей и в последний раз — 600 тысяч рублей. Потратила эти деньги на ремонт дома, детей одела, долги раздала, маме помогла.

Сейчас я нигде не работаю. Собираюсь вступить снова в программу сурматеринства. Недавно у меня появился молодой человек. Он не признает такой способ зарабатывать приемлемым. Он считает, что если ты выносила — это твой ребенок. Я постараюсь его убедить, что это нормально. Ну или буду искать такую работу, чтобы прямо работать. А вообще зарплаты у нас хватает только на то, чтобы оплатить коммунальные услуги. Так что сурматеринство для меня, конечно, отличный выход. Мне врач как-то сказала, мол, если тебе Бог дал возможность безболезненно рожать, то и работай. Чем эта работа хуже других?

Анонимная суррогатная мама

4. В первый раз мне заплатили 750 тысяч рублей за двойню (600 тысяч рублей платят за одного ребенка, но в случае, если получается двойня, доплачивают 150 тысяч). Во второй раз, так как я уже была с опытом, мне заплатили 800 тысяч рублей за одного, и в третий раз за двойню я получила 950 тысяч рублей.

Кто-то из знакомых крутил у виска, мол, я ненормальная, мол, это продажа детей, кто-то говорил, что я продаю себя и что это хуже, чем проституция. Терзаний по поводу того, отдавать ли детей после родов, у меня не было вообще. Я изначально понимала, что я помогаю людям и себе, мне заплатят деньги, и я смогу их использовать на своего ребенка. Первый гонорар я потратила на ремонт и на то, чтобы свозить ребенка на море, второй гонорар я частично использовала на обустройство квартиры, и мы с ребенком немного попутешествовали — съездили в Германию и в Израиль. Последний гонорар использовала на погашение кредита и на учебу брата.

Во время первой беременности я не контактировала с биологическими родителями. Мне казалось, что будет лучше, если они не станут меня тревожить. Со вторыми родителями ребенка мы хорошо общаемся, они периодически присылают мне фотографии. Мама вторых близнецов со мной постоянно была на связи, знала про каждый мой чих, после родов мы с ней еще немного общались, а потом она как-то раз позвонила и сказала, что общение нужно прекратить, потому что ей морально тяжело. И мы перестали контактировать. Правильно, а зачем? Всю информацию обо мне им давало агентство. Но вообще родители в основном не горели желанием со мной общаться и во время беременности.

Анонимная суррогатная мама

Комментарии, думается, излишни…

Источник: newizv.ru

Вы можете оставить комментарий, или ссылку на Ваш сайт.

Оставить комментарий

Чтобы иметь возможность оставлять комментарии, вы должны войти.