Дмитрий Милин: «Развитие страны обеспечивается качеством инженерной элиты»

Наша власть живет ожиданием Чуда. Т.е. нахождения некоего волшебного проекта, который и дальше позволит жить не выкладываясь в науку, в создание и поддержание инженерных школ, а платя огромные деньги чиновникам и «силовикам» при этом экономя на зарплатах ученых, инженеров и конструкторов.

Большой пост весьма злободневной проблеме посвятил в ФБ аналитик Дмитрий Милин:

«Технологическое развитие страны зависит от маргинального меньшинства ученых, инженеров, квалифицированных рабочих в отношении которых в России достигнут принципиальный консенсус, — все они должны быть нищими и упорно работать на остальных паразитариев, обеспечивая им гордость за сохранение достижений СССР. Почти 30 лет издевательств над сотрудниками космической промышленности получавших от 15 до 30 тыс. рублей привели к закономерному результату — падать начали не только «Протоны», но и «Союзы».

Во многом уровень развития и уровень жизни стран обеспечивается качеством инженерной элиты. Есть конечно исключения вроде малонаселенных, но очень богатых природными ископаемыми стран, как Норвегия или Саудовская Аравия, но у России для обеспечения высокого уровня жизни за счет природных ископаемых живет слишком много народа. Было бы 20-30 млн, может и жили бы как в Норвегии, но нас 140 млн, и как бы ни шел процесс уменьшения населения уровня в 20-30 млн мы, к счастью, достигнем не скоро. А это означает, что для обеспечения высокого уровня жизни нам надо создавать конкурентоспособные товары.

В современном мире создание конкурентоспособных товаров обеспечивается либо низкой оплатой труда рабочих в течение десятилетий (китайский вариант, не приемлемый с точки зрения поставленной задачи обеспечения высокого уровня жизни), либо высоким уровнем инженерной элиты способной разрабатывать новую передовую продукцию с высокой нормой добавочной стоимости.

Почему я говорю об инженерах, а не об ученых, — потому что ученые работают на весь мир. Существование «секретных ученых» работающих только на свою страну, кроме некоторых сугубо военных областей невозможно. Ученые всего мира публикуют результаты своих исследований в открытой печати, пользуясь достижениями всех ученых мира. Принципиальный момент не в том, кто первый сделает открытие, а в том, кто первый это всем доступное открытие превратит в товар, приносящий прибыль. А превращением научных достижений в продукцию занимаются не ученые, а инженеры. Кстати, поэтому призывы дать денег ученым в нынешней ситуации выглядят призывами профинансировать американскую, японскую или европейскую экономики. Наша экономика не может использовать открытия наших и не наших ученых по причине невостребованности.

Нынешнее увлечение наших властей стартапами это бессмысленное разбазаривание денег с развращением людей, которые начинают считать, что, если они себя объявили стартапом, то им все должны давать деньги не интересуясь, как эти деньги потом к инвесторам вернутся с прибылью. Как правильно сказал создатель и глава Linux Foundation Линус Торвальдс: «Любой успешный проект на 99% стоит из упорного труда и на 1% — из инноваций».

То есть наше государство тратит все свои средства на поддержку инноваций на тот самый 1%, игнорируя 99% реальных затрат.

В Германии в 1960-е годы общие расходы на науку и конструкторские разработки выросли в 5,2 раза. Для предотвращения «утечки мозгов» германскими властями были предприняты меры по повышению оплаты труда ученых. В результате научно-технического прогресса за этот же период производительность труда возросла на 60%.

Т.е. нам нужно не разводить стартаперов, а удерживать ученых и инженеров. Залог развития инноваций в тех, кто их будет претворять в жизнь, делая 99% работы: в ученых, инженерах и программистах, которые после девальвации рубля потеряли в зарплатах в два и больше раз. И им, конечно, выгоднее уехать, чем работать здесь за «копейки».

С другой стороны, увлечение государства стартапами понятно. Наша власть живет ожиданием Чуда. Т.е. нахождения некоего волшебного проекта, который и дальше позволит жить не выкладываясь в науку, в создание и поддержание инженерных школ, а платя огромные деньги чиновникам и «силовикам» при этом экономя на зарплатах ученых, инженеров и конструкторов. Отсюда и растут идеи вроде Международного Финансового Центра в Москве, майнинга криптовалют в национальном масштабе, цифровой экономики, добычи бигдаты и т. д.

Логика власти такова: «как я, генерал ФСБ, управляющий тысячами человек, могу получать меньше выскочки- ботана?» Вот и уезжают из России павлы дуровы, а остаются генералы золотовы. Россия стала страной «силовиков» и чиновников», а не «ученых и бизнесменов».

«Незаменимых у нас нет!» — наверно самая известная глупость «офисного планктона» и чиновников. Хотя в отношении себя они безусловно правы, так как судят по себе и своим коллегам. «Офисный планктон» и чиновников можно не только заменить, но и сократить в половину без какого-либо ущерба, а быть может даже и с увеличением общей производительности труда.

А вот людей которые реально работают в созидательных областях деятельности (квалифицированных рабочих, инженеров, конструкторов, хороших программистов) заменить обычно некем. Теоретически до уровня среднего специалиста можно воспитать/научить молодого специалиста пришедшего из ВУЗа/ПТУ (которых, правда, практически не осталось), однако хорошего специалиста таким образом получить сложно.

В принципе, в программировании научились уменьшать зависимость от хороших программистов, раздувая штат в разы и вводя описания «процессов», по которым должна идти работа, до размеров Библии, однако это привело к росту размера программ и сильному торможению прогресса в отрасли (см. «индийский метод программирования»).

Всё-таки прорывные ИТ-решения создаются не гигантскими коллективами «кодеров» под руководством «офисного планктона», а небольшими коллективами высококвалифицированных программистов в десяток-другой человек. Это уже потом на стадии сопровождения и улучшений можно держать дорогостоящую «орду» кодеров вместо десятка талантливых специалистов.

В российской инженерии все еще хуже. В ряде направлений знающих специалистов преклонного (70-80 лет) возраста заменить просто некем. Такого уровня специалистов просто нет. Поколение нынешних 40-60-летних слишком малочисленно в инженерии, а молодежь уже не получила нужного качества технического образования. Например, в моем «Военмехе» сейчас ровно в 2 раза меньше часов, отданных техническим дисциплинам, чем было в СССР.

Это уже не говоря о том, что гении уровня Фердинанда Порше, Соичиро Хонды, Вернера фон Брауна, Сергея Королева, Валентина Глушко, Владимира Челомея, Юлия Харитона, Николая Басова, Григория Перельмана в принципе незаменимы. Они в стране или есть, или их нет. Можно только повысить шансы на обнаружение талантов на школьном уровне, создавая и поддерживая деньгами хорошую систему технического образования. И ждать — вдруг повезет.

Реализация принципа «незаменимых у нас нет» в производстве и в разработке/конструировании приводит только к деградации, срывам сроков, а то и вообще провалу проектов. Правда, есть редкие случаи, когда уволенные хорошие специалисты создают или переходят в конкурирующие структуры, и отрасль в целом страдает не очень сильно. Но это бывает крайне редко.

Например, так было с «вероломной восьмеркой», восьми инженеров, которые ушли из Fairchild Semiconductor от довольно авторитарного Билла Шокли и поучаствовали в основании всемирно известных компаний от Intel до AMD c Zilog. Но это было в США, в Силиконовой долине.

За время прошедшее с момента экономического краха СССР из России уехало достаточно много талантливых инженеров. Процесс идет и сейчас. Давайте будем откровенны по отношению к самим себе — Россия далеко не самое лучшее место на земле для проживания людей. И дело здесь не в климате (есть страны с таким же климатом, но с растущей промышленностью, например, Канада), а в государстве, которое доворовалось до такой степени, что и без того недофинансированная во время «холодной войны» инфраструктура и ЖКХ начали разваливаться просто ударными темпами.

Отношение к гражданам со стороны чиновников и сотрудников правоохранительных органов скотское, особых свобод и демократии тоже не наблюдается. Модель венчурного бизнеса, при которой инженер может стать миллионером, создав свое предприятие в России не работает (да и не могла сработать), поскольку сильно развито рейдерство со стороны всевозможных «силовиков», а частная собственность государство не защищает никак. В целом, если сравнивать жизнь инженера в Европе/США и в России, сравнение явно не в пользу последней.

В мире хороший инженер стоит от 3 до 7 тыс долларов в месяц, а в Питере и Москве от 1 до 2 тыс долларов.

Остановить миграцию может либо повышение их доходов и постановка интересных задач (то, что инженеры могут сидеть без дела только ради высокой зарплаты — это иллюзия сформировавшаяся у бестолкового «офисного планктона», ничего не делающего за высокую зарплату, либо изменение условий жизни в России, что вообще из области фантастики.

Нужно подтянуть доходы до уровня 2 — 5 тыс. долларов, если мы хотим удержать российскую инженерную элиту в России. Нужны и интересные задачи которых сейчас не наблюдается, поскольку Россия сейчас находится на обочине мирового технического прогресса.»

***

Эти рассуждения нашли вполне объяснимый отклик у многих читателей:

— В общем, со всем согласен за одним исключением — прогрессивная шкала налогообложения необходима. Только она не должна уменьшать зарплату квалифицированным специалистам, ее должен на себя полностью брать работодатель…

— Училась на инженера, работала по профессии. Ушла из-за копеечной зарплаты. После курсов «переобучения» стала работать менеджером. Зарплата в несколько раз больше.

— Пока те, кто управляют, не поймут, что творчество (любого типа, в том числе научного) связано со свободой, в том числе высказывания и перемещения, комфортом человека (возможностью общаться и работать с такими же как ты, текущий визовый режим РФ этому только препятствует), защитой частной собственности (интеллектуальной в том числе), рыночной экономикой (не монополизацией всего и вся; и не сведением всего к госзаказам), все, кто сможет, будут уезжать.

— Да, «лидеры от демократии» были настолько тупы, что порушили не только заводы и фабрики, которые можно воссоздать при наличии денег, но и научные школы, которые воссоздавать гораздо дольше, сложнее и, возможно, не дешевле. И не видно, чтобы кто-то по-серьёзному что-то пытался делать в этом направлении. Показуха.

***

Однако, нашлись и критики предложенной Милиным концепции:

— Ваши рассуждения, на мой взгляд, весьма однобоки. Несомненно, что высококвалифицированный труд должен не просто хорошо оплачиваться, но, в первую очередь, восприниматься именно, как квалифицированный. Это обстоятельство как раз и является причиной того, что работодатель не всегда может понять и, тем более, должным образом оценить такой труд. Но что там работодатель — само общество все больше глупеет от обилия технологий. Проблема экономического развития, а именно Вы о нем говорите, не может быть решена только техническим прогрессом, то есть постоянным развитием инженерно-научного прогресса. Напротив, диспропорции развития, скажем, резкий отрыв в тех же информационных технологиях, нарушают естественный ход потребления. Экономика сейчас работает не по принципу создания того, что нужно, а по принципу: потребляй, чтобы было жить хорошо.

Тот предмет, о котором Вы рассуждаете и предлагаете свои идеи — это сфера развития производительных сил (не стоит путать с производственными силами, это сугубо не одно и то же), а эта тема значительно шире, чем то направление в их развитии, которое Вы усматриваете.

— Со многим не соглашусь. Статья опирается на целый ряд изначально ложных идей и постулатов. Например, любимая идея прокремлевских «природной ренты в России не хватит на 140 млн.человек». В России нет 140 млн., да и поддержка государства нужна далеко не всему населению для адекватной жизни, а насчёт «не хватит» достаточно посмотреть на ежегодный объем вывоза капитала и поделить на число реально нуждающихся… Второй явно неверный постулат: нынешние власти реально хотят каких-то порывов. Это крайняя степень наивности. Это слова, а их реальные действия говорят совсем о другом. Про программирование неверное понимание мировых тенденций. Формализация делается не инструкциями а организацией техпроцесса. Россия к сожалению отстала в этих технологиях очень далеко… И так далее…

Источник: newizv.ru

Вы можете оставить комментарий, или ссылку на Ваш сайт.

Оставить комментарий

Чтобы иметь возможность оставлять комментарии, вы должны войти.