Демографический тупик: почему у нас женщины не рожают, а мужчины не нужны

Проблема демографии в России заключается в том, что отсутствуют механизмы, предотвращающие резкое движение вниз в социальной иерархии в случае рождения ребёнка

Интересную и крайне злободневную тему – демографический кризис в России — для дискуссии задал в социальных сетях задал политолог Алексей Чадаев, написав в своем блоге об этом сразу несколько постов.

Вот один из них:

«Есть такая многолетняя дискуссия: одни говорят, что мало рожают из-за бедности, другие возражают, что-де в более богатых странах рождаемость ниже, а в более бедных — выше. Умники обязательно добавляют про аграрный-индустриальный-постиндустриальный уклад, эмансипацию и урбанизацию. Особенность этой дискуссии в том, что обсуждается сферический конь в вакууме: рождаемость «вообще». А не конкретно здесь и сейчас, в градах и весях современной России.

Я мониторил эту тему с 2006 года, со времён путинского послания про маткапитал. Перелопатил за это время довольно много статистики и социологии, как в целом по стране, так и в разрезе некоторых регионов. Несколько раз писал про это более развёрнуто. Но некоторые вещи не грех повторить.

На российском рынке труда в его «нижнем» зарплатном сегменте наблюдается растущая обратная дискриминация по половому признаку: при прочих равных работодатель предпочитает женщин. Они более ответственны, менее амбициозны, менее подвержены вредным привычкам, более управляемы и менее склонны к перемене мест. Единственный негативный фактор — дети: один ребёнок — норм, два — хуже, три и более — не работник. Впрочем, без детей — тоже плохо (бомба замедленного действия под названием «декрет»). В этом смысле идеальный сотрудник для российской биржи «работающей бедности» — это мать-одиночка с единственным чадом: она будет зубами держаться за работу, не вылетит в декрет и т.д. и т.п. Спрос рождает предложение, если вы понимаете, о чем я. В зоне «работающей бедности» главным фактором, удерживающим семьи вместе, является возможность жить на доход двух работающих супругов. После рождения второго, а тем более третьего ребёнка — на работе, а тем более карьере как минимум одного из супругов (сегодня как правило женщины, но уже не обязательно) приходится ставить крест. Даже несмотря на маткапитал и прочие пособия-выплаты, это очень болезненно. Реально на второго-третьего решаются только если есть пенсионеры-родители, могущие выполнить роль неоплачиваемых сиделок (отсюда в том числе боль по поводу повышения ПВ). Нам проели плешь про «доступную среду» для инвалидов-колясочников, но применительно к детям доступность среды ограничивается темой детских площадок и детских садов. Сегодняшняя городская среда за пределами этих резерваций для детей и матерей с детьми полностью недружественна — поди найди паркинг для коляски, пеленальный столик в магазине или место для кормления грудью в кафе. Урбанина — это даже хуже в данном смысле, чем советский микрорайон: мир воркаута и велодорожек это мир для подростков, но не для матерей с детьми. Жизнь с маленьким ребёнком в современном городе — адский челлендж, с двумя-тремя и более — подвиг на грани звезды героя. Система настроена так, что рожать выгодно скорее позже, чем раньше. До этого надо успеть получить образование, стаж, продвинуться по службе и т.д. Поэтому первого ребёнка рожают (if at all) около 30, а второго… ну, понятно. Один из примеров: если ты «молодой специалист», тебе в отпуске по уходу компенсируют только 60% от зарплаты; если нет — то все 100%. Но это те, кто вообще надеются на гос.социалку. В более ресурсных группах приоритетная стратегия такая: сначала женщина сама создаёт себе «подушку безопасности» как можно больше (с той или иной долей успеха), а потом уже, за пять-семь лет до климакса, пытается родить, если есть муж — от мужа, а нет — хоть от абы кого. Богатые тоже бедные, вот так. Объективно государство заинтересовано в том, чтобы мужчины пошли зарабатывать, а женщины рожать. Но рынок, а вместе и идеология, ведут ровно к обратному: женщины идут зарабатывать (чтобы исключить зависимость от «этих козлов»), а мужчины (кроме узкой премиальной группы рубящихся за топ-позиции альфачей) вообще низачем не нужны: пока что идут в водилы, охранники и т.п., но скоро и оттуда их уберут роботы. Нет такой модели семьи, чтобы мужчина обеспечивал женщину материально и в то же время относился к ней как к равной — а на меньшее современная женщина не согласна. А значит, нет и почти никаких шансов у многодетной семьи как массовой модели — кроме разве что ее «украинской» версии с мужчиной-«домохозяином» при занятой жене-кормилице. Но на это, в свою очередь, не готовы уже мужчины.

Вывод: проблема демографии — в том, что отсутствуют механизмы, предотвращающие резкое движение вниз в социальной иерархии в случае рождения ребёнка. Сегодня это неизбежная расплата за продолжение рода примерно у всех классов, включая даже топ и upper-middle. Демографическая политика — это в первую очередь создание таких механизмов…»

***

Социолог Алексей Рощин в своем блоге оригинально ответил на пост Чадаева:

«Чадаев прав, но, поскольку он часть существующей Системы, самое важное не договаривает. А именно: в нынешней Системе проблема вообще не имеет решения, поскольку единственная сфера, в которой мужчина может проявлять свои мужские качества (выносливость, готовность к риску, смелость, работоспособность, умение принимать решения) — это предпринимательство; а Система «заточена» на постепенное «встраивание» и последующее уничтожение предпринимателей как класса, то есть на госкапитализм, то есть — на медленное вырождение строя обратно в социализм, и далее по кругу.

Все это, заметим, при полном подсознательном одобрении населения, которое предпринимателей (то есть, строго говоря, мужчин в первоначальном значении слова) не любит и боится, предпочитая им другую ипостась мужчин — бандитов; бандиты населению более понятны и более «родные», если так можно выразиться. С бандитами обывателя примиряет также то, что они все-таки изначально как бы «вне закона», в «серой зоне», то есть их всех все равно рано или поздно должны убить.

В предпринимателях же больше всего пугает как раз то, что они претендуют на ЛЕГАЛЬНЫЙ статус; с точки зрения российского общества они — легальные бандиты, то есть какой-то оксюморон. Поэтому народу нравится, что с приходом Путина государство взялось их сначала ограничивать, а потом выдавливать отовсюду, попутно переводя в ту же «серую», нелегальную зону.

И только самые умные (как Чадаев) начали смутно догадываться, что вместе с этим «благим» делом страна одновременно выдавливает и уничтожает своих мужчин в первоначальном смысле слова, то есть — оскопляет сама себя (скопчество — старая и почтенная русская народная забава). Отсюда, пожалуй, вдруг резко возросшая в последнее время военная истерия и милитаризация — общество судорожно обратила внимание на резерв «мужского» в их третьем изводе, после предпринимателей и бандитов — военных. Второй подвид «легального мужчины» — военный!

Увы — военный должен воевать, без этого он портится. Армия мирного времени — очень испорченная структура, злая карикатура общества. Когда воевать не с кем, военные — те же клерки, только еще более бессмысленные. Армия — источник неврозов, а не мужества.

Система не может позволить себе воевать, система встроила в себя все мафии, система ненавидит предпринимателей. В стране не остается мужчин, а значит, не будет и многодетных семей…»

***

«Все гораздо сложнее, — откликнулся блогер health_key. — Многодетность уходит из человеческой популяции вместе с демографическим переходом. Население Земли сокращается, это ВНУТРИпопуляционный процесс. И сокращается оно, потому что застряло в биосфере, упорно не хочет выходить на новый уровень организации, сейчас он имеет термин ноосфера. Вот тогда да, найдены будут механизмы увеличения популяции, так как расширятся экологические ниши. А сейчас все….

Сокращается уже все население, даже Африка уже начала потихоньку. Почему россияне одни из первых вымирают? Слишком в холодном климате большие затраты энергии на воспроизводство ребенка. В Африке тепло, энергозатрат в разы меньше. Но и там потихоньку стихнет. Так что о развитии разума, ноосферы надо думать, а не сокрушаться по «несчастным мужикам», которым не дают открыть еще один ларек с пивом…»

***

«Все эти рассуждения легко разбиваются о простой факт, что последний бэби-бум в России случился как раз при «совке», в условиях полного запрета всякого предпринимательства, — пишет shiklgruberman. — Притом, что и тогда находились страдальцы, озабоченные демографией. Даже песня была, что «у меня сестренки нет, у меня братишки нет».

Люди уже тогда просекли, что наличие детей — это большая проблема, которая влечет за собой изменение структуры потребления домохозяйства в худшую сторону. Дети превратились в некую повинность перед обществом, поэтому возникла мода на малодетность. Одного сделали, чтобы «как у людей» и все, живем дальше для себя, свалив заботу о чаде на бабушек-дедушек-детсад-школу. Сейчас ситуация усугубилась, и рождение ребенка сразу же выталкивает среднестатистическую семью в разряд малоимущих, а то и нищих. И это при российских и без того крайне заниженных стандартах потребления.

То есть, отказываясь от детей, люди просто вписываются в рынок, в полном соответствии с заветом Чубайса. Есть и еще один момент.

Помимо чисто экономических соображений, деторождение попросту перестало быть интересным. Мантра про продолжение рода уже мало кого убеждает. Уважения в обществе многодетная семья тоже вряд ли найдет. Скорее, покрутят пальцем у виска: «Идиоты, нарожали нищебродов-идиотов».

И что интересно, наибольшую неприязнь к многодетным семьям и к детям вообще выражают как раз женщины. То есть, в случае чего, бабы еще не нарожают. Таким образом, проблема воспроизводства населения превращается в головную боль исключительно государства. Интересно, Чадаев об этом догадывается?»

Источник: newizv.ru

Вы можете оставить комментарий, или ссылку на Ваш сайт.

Оставить комментарий

Чтобы иметь возможность оставлять комментарии, вы должны войти.