Цифровой бандитизм: электронные подписи подделывают все чаще

С помощью электронной подписи мошенники уже не только крадут жилье, но и регистрируют фирмы на чужое имя

Ирина Зиганшина

Пару недель назад «Новые Известия» сообщили о неприятном случае, тревогу по поводу которого забила в социальных сетях известный журналист Светлана Колосова. Вкратце напомню ее содержание.

Коллега Колосовой попросил своего отца оформить дарственную на квартиру, что тот с удовольствием и сделал – документ оформили и положили в сейф, Однако, когда отцу пришла очередная платежка, то в качестве собственника там значился совершенно незнакомый человек, причем из Уфы! Когда журналист начал разбираться, оказалось, что при взломе его личного кабинета у него украли… электронную подпись, которой и был заверен мошеннический документ. Сейчас в этом деле разбирается прокуратура.

Тогда же в качестве превентивной меры, Колосова отправила всех своих сотрудников в МФЦ писать заявление о том, что они запрещают любые действия с их недвижимостью без их личного присутствия….

А вот буквально на днях стало известно о новом деле, в котором фигурирует электронная цифровая подпись. И вот здесь все уже намного серьезнее.

Житель Подмосковья Павел сам очень подробно описал свои злоключения в социальных сетях, поэтому сошлюсь на краткое резюме этого дела, которое появилось на сайте Business FM.

Павел захотел рефинансировать ипотеку: родился второй ребенок, и появилась возможность взять субсидию. Перевод успешно завершили, а тем временем кто-то оформил на Павла и его супругу сразу несколько организаций-однодневок. Все было проделано с помощью цифровой подписи. Дальше схема известная — липовые фирмы взяли у микрофинансовых организаций крупные займы. Павел узнал об афере случайно.

Прокуратура говорит, что события преступления нет, налоговая заявляет, что все документы были в порядке. Жалоба в администрацию президента тоже не помогла: там перенаправили обращение в местные органы. Круг замкнулся. К Павлу уже начали стучаться коллекторы — капают проценты по займам. Общий долг составляет порядка 100 тысяч рублей, и погасить его у Павла пока возможности нет.

Роскомнадзор сказал обращаться в суд. Первое заседание уже проиграно, иск к налоговой был оставлен без удовлетворения. Судья посчитал, что ведомство все сделало правильно. Павел говорит, что, судя по всему, действует целая организованная группа и промышляет она широко.

В МВД ему сообщили что с теми же жалобами в ведомство только на этой неделе обратились 17 человек. Флешку с ЭЦП в случае кражи или нелегального оформления можно применить почти везде. Она позволит получить загранпаспорт, запросить информацию о доходах, долгах и штрафах, сняться с регистрации, переоформить автомобиль, проверить счет в пенсионном фонде, получить выписку из реестра

Возможностей десятки, если не сотни. Актуальных же средств защиты от липовых цифровых подписей государство предложить пока не может.

Можно смеяться, но ответа на вопрос не знают даже квалифицированные и опытные юристы! Об этом написал сайт Zakon.ru, напомнив, что 1 октября 2019 года в Гражданском кодексе начнет действовать правило, по которому требование о наличии подписи в договоре, заключенном с помощью электронных средств, выполнено, если использован любой способ, позволяющий достоверно определить лицо, выразившее волю.

Но как идентифицировать это лицо и защитить сделку, пока не ясно. Обсудив эту проблему на Петербургском юридическом форуме, большинство экспертов пришли к заключению, что в этих условиях в первую очередь следует обеспечить защиту для сфер с высоким риском — например, сделок с недвижимостью.

«Председатель правления Фонда «Сколково» Игорь Дроздов рассказал, что целью поправок было сформулировать, что такое «бесформенная» сделка (та, для которой форма не важна, главное, чтобы было подтверждение волеизъявления). Но этого не получилось. «Как минимум, мы остались там же, где и были», — признал Игорь Дроздов. — Новая редакция статьи оставила много вопросов. Самый главный из них — как идентифицировать лицо, от которого исходила воля. В Гражданском Кодексе этого не сказано. «Кто будет субъектом сделки, если моя жена купила электронную книгу, оплатив моей картой? Как вариант, надо написать в законе, что субъект — тот, чью карту использовали…»

«Формальные строгие требования для сделки должны быть исключением из правил, полагала председатель Суда по интеллектуальным правам Людмила Новоселова. – Например, вряд ли стоит продавать недвижимость со смартфона. А если это каршеринг — да и бог бы с ним…»

Возможно, процедуре идентификации поможет законопроект Минкомсвязи, который будет внесен в Госдуму на этой неделе. Об этом рассказал Олег Пак, заместитель министра цифрового развития, связи и массовых коммуникаций.

Законопроект, во-первых, даст определение идентификации и уточнит процедуру. Во-вторых, поможет создать инфраструктуру для цифрового профиля гражданина — прообраза цифрового паспорта. Наконец, в законе будут установлены операторы идентификации. Это банки, сотовые операторы, госорганы…

Источник: newizv.ru

Вы можете оставить комментарий, или ссылку на Ваш сайт.

Оставить комментарий

Чтобы иметь возможность оставлять комментарии, вы должны войти.