Будут и «авторка», и «докторка»… Почему феминитивы непременно победят

Никакие меры по так называемой «защите чистоты русского языка», за которые ратуют представители власти, не смогут остановить процесс его феминизации

Несколько лет подряд в СМИ и социальных сетях то разгорается, то затихает спор о так называемых «феминитивах». По-видимому сейчас идет фаза обострения. Судить об этом позволяют два поста популярных отечественных блогеров.

Ирина Зиганшина

Вот что написала недавно в ЖЖ Morena-moranа:

«

…»

Другой, скандально известный блогер (он же дизайнер), Артемий Лебедев, который двух слов без мата связать не может, пишет на ту же тему (матерные слова опускаю) вот что:

«Феминитивы и другие конвульсии новояза

Кстати, вы знали, что украинцам стало мало требовать от здоровых носителей русского языка говорить «в Украине» вместо грамотного «на Украине»? Они теперь требуют, чтобы все англоговорящие люди говорили исключительно Ukraine, а норму the Ukraine объявили неверной.

Вообще, любой активист — как мерзкий капризный ребенок. Все слышат его истерический вопль, хотя по большому счету, проблема только у него. И разговаривать с активистами можно только так же, как с капризными детьми: когда истерика пройдет…»

Читайте Новые Известия в официальной группеСледите за самыми важными новостями региона в ленте друзейFacebookВКонтактеTwitterОдноклассники

Ну ладно, Лебедеву – главное высказаться по какому-нибудь поводу, все равно, какому. Ему — главное быть на виду, да на слуху, чтобы не забывали. А вот, когда за языковые проблемы берутся депутаты, и не дай бог – министры, то это беда. Волноваться-то за сам язык не нужно, ему депутаты и министры нипочем, но вот крови невинным людям они попортят много.

Да, действительно, ухо режут непривычные «авторка», «режиссёрка», «продюссерка» и «дизайнерка».Но ведь никто не против «спортсменок» или «комсомолок». Пресловутые феминитивы — это слова женского рода, альтернативные или парные к аналогичным «мужским» понятиям. Проблема в том, что мужских и в русском, и в других языках мира – засилье. Дело в том, что все они (языки) формировались в нынешнем виде в эпоху патриархата, а потому мужской род употребляется в них как бы по умолчанию.

Но совершенно очевидно, что чем больше прав в современном мире будут получать женщины, – причем не только в западном, а и во всех остальных обществах, — тем быстрее будет происходить процесс своеобразного языкового выравнивания. Это означает, что у всех понятий, которые существуют в обоих родах появятся пары, подобные нынешним: спортсмен – спортсменка, учитель – учительница. И мало того, что в этом нет ничего зазорного, это просто неизбежно, поскольку все языки мира реагируют именно на социальные изменения, игнорируя желания или нежелания отдельных, пусть и самых влиятельных людей.

Никакой Мединский, ни даже Медведев с Путиным, уж не говоря о депутатах, — людях, в подавляющем своем большинстве, филологически совершенно безграмотных, но тем не менее отчего-то решивших встать на страже «языковых норм», — ничего с языком сделать не способны. Никакой «чистоты языка» они защитить не способны, просто потому что ее не существует в природе. А если на что-то и способны, то только через какие-то опосредованные действия, к языку прямого отношения не имеющие.

Совершенно нет никакой беды в том, что новые слова типа «авторка, блоггерка, режиссёрка, дизайнерка» и прочие могут резать вам слух и взгляд. Стоит только к ним присмотреться, и повод для беспокойства сразу исчезнет: эти слова образованы по аналогии с привычными студентками, спортсменками (которых вообще целая команда – волейболистки, футболистки, бобслеистки, биатлонистки, синхронистки, теннисистки, фигуристки, каратистки и даже кёрлингистки!), активистками, журналистками и ещё бесконечного множества замечательных слов.

К тому же, все перечисленные выше слова хоть и привычны нашему уху, но тоже встречали сопротивление – и еще какое! — когда только начали появляться на свет. Сегодня же, когда для женщин во большинстве стран открыт полный доступ к образованию и работе, феминитивы становятся всё актуальней и актуальней. Пройдёт время, и их не будут стесняться использовать. Пройдёт время, и они уже не будут резать слух.

Правда, есть в проблеме феминитивов и еще один, неожиданный аспект, о котором написала блогер Марина Нарицына:

«Я искренне и очень сильно не люблю русскоязычные феминитивы применительно к профессии.

Докторки, врачицы, водительницы, биологини, доцентки, психологини и прочие человечицы до крови царапают мои глаза и уши.

Хотя учительницы, воспитательницы, медсестры, домохозяйки и официантки проскальзывают на ура.

Вместе с этим женщина-врач, женщина-водитель, женщина-доцент не вызывают никаких возражений.

Я не думаю, что это прям уж встроенная в структуру языка мизогиния — скорее, великий и могучий не успевает за меняющимся миром. Но вот прямо сейчас мне видится куда как больше неприятностей в употреблении феминитивов.

Объясню (разумеется, это только мой взгляд): обращаясь к специалисту, я, грубо говоря, обращаюсь к некоей социальной функции. К объекту. Мне нужна отремонтированная машина, медицинская помощь, программный продукт, распечатанный текст и что угодно еще. При этом меня совершенно не волнует ничего больше, субъектных отношений, по крайней мере на этапе обращения за услугой, не планируется.

Замечу еще, что в момент обращения за помощью или услугой человек, как правило, немного тревожится, потому как вынужден признать, что сам он в некоторых областях некомпетентен и находится в уязвимой позиции. Разумеется, эта идея очень редко оформляется в сознании, но тревога тем не менее присутствует.

И в такой ситуации употребление непривычного феминитива тянет за собой здоровенный шлейф ассоциаций, никак не способствующих удачной профессиональной коммуникации. Подчеркивание половой принадлежности ощущается совершенно неуместным действием, ненужной и беспокоящей информацией. Тем, чего не просили.

А дальше все зависит уже от личных особенностей двух людей. Кто-то не обратит внимания, кто-то затревожится очень сильно, кто-то будет вести себя агрессивно. Большинство (и женщины, и мужчины) включится, разумеется, в имеющийся на нынешний день расклад и активирует совершенно реально существующую встроенную мизогинию. И безличное деловое общение превращается в плохое сентиментальное кино. Чаще в комедию, но иногда и в драму.

На этом миссию специалистки можно считать проваленной. Ее работа будет обесценена чуть более, чем полностью, причем совершенно независимо от качества. Тезис «все бабы — дуры» получает еще один кусок еды.

Не то что бы мне это нравится. Но пока что я вижу реальность так. И лучше я буду это учитывать и в русскоязычном варианте побуду просто врачом, без уточнений. В крайнем случае — женщиной-врачом. Целее буду. Кстати, «доктарка» в белорусском звучании звучит куда как нейтральнее. И это очень радует…»

Но и с этой неразберихой язык справится. Не сразу, конечно, но справится. Поскольку это тоже лежит в социальной области. В конце концов в русском языке есть очень удачный инструмент – средний род, для которого женщины и мужчины абсолютно равны.

Пока же словарь Розенталя объясняет, что «параллельные названия для обозначения лиц женского пола закрепились в тех случаях, когда данная специальность (профессия, род занятий и т. д.) в равной мере связана и с женским и с мужским трудом». И это называется языковой нормой.

Но и этот процесс будет проходить непросто. Кто подсчитал, например, кого больше на свете: поэтов или…

Да-да, есть, конечно, слово «поэтесса», но оно совсем не равно слову «поэт», а подразумевает собой некое снижение, некое дамское рукоделие вместо настоящей поэзии. Недаром замечательный русский поэт, правозащитник и диссидент Наталья Горбаневская просила называть ее не поэтессой, а «поэткой» — оказалось, что такое слово бытует в польском языке. Именно «Поэткой» и назвала Людмила Улицкая свою книгу, которую она написала в память о Горбаневской.

Было бы прекрасно, если бы в русском языке закрепилась в виде нормы и «поэтка». Но произойдет ли это или нет, не нам решать. В наших силах лишь только продолжать употреблять слова, которые нам нравятся, несмотря на то, что в норму они не входят, а там будь, что будет!

Ведь не умей наш язык изменяться, мы бы до сих пор использовали пресловутую «ять» или и вовсе общались бы на старославянском. А то и криками да жестами.

Источник: newizv.ru

Вы можете оставить комментарий, или ссылку на Ваш сайт.

Оставить комментарий

Чтобы иметь возможность оставлять комментарии, вы должны войти.