«Больше вопросов, чем ответов». Эксперты оценивают победу Зеленского

Сверхубедительная победа Владимира Зеленского на президентских выборах ставит перед Украиной больше вопросов, чем дает ответов

Победу Владимира Зеленского на президентских выборах на Украине в Кремле встретили настороженно. Пресс-секретарь президента России Песков в разговоре с журналистами сказал, что пока Путин не планирует поздравлять Зеленского с победой на президентских выборах на Украине. На вопрос, почему принято такое решение, Песков заявил, что «нужно судить по конкретным делам, по конкретным шагам», а официальные итоги пока не объявлены. Песков добавил, что легитимность выборов на Украине была поставлена под вопрос, «когда не была предоставлена возможность проголосовать трем миллионам граждан Украины, которые проживают в Российской Федерации».

Между Востоком и Западом

Между тем журналист Константин Скоркин попытался понять, что означают полученные Зеленским 73% голосов избирателей на практике:

«С одной стороны, это карт-бланш на проведение радикальных реформ и чистки госаппарата от старых элит, опираясь на народную любовь и волю победителя.

С другой стороны, каким образом такой результат, подходящий скорее для авторитарного лидера, можно трансформировать в реальную политику в парламентско-президентской республике с ее разнородными политическими силами и ограниченной властью президента? Более того, в республике постсоветской, с развитым deep state, системой теневых кланов и клиентел, которые играют роль реальных сдержек и противовесов в условиях слабой правовой системы и публичной политики. Не окажется ли такая победа пирровой?

Тем более что сам счастливчик-победитель в своем главном на сегодняшний день политическом высказывании – сериале «Слуга народа» – изобразил именно такой вариант: «народный президент» обложен со всех сторон олигархией и коррумпированной системой, а побеждает он в этом противостоянии только за счет трюков, которые возможны лишь в эксцентрической комедии, а не в реальной жизни. Впрочем, Зеленский как артист юмористического жанра привык находиться в состоянии постоянной импровизации, эта профдеформация может его выручить и на новом месте работы.

Зеленскому необходимо предъявить стране реальную команду, с которой он будет работать. В наследство от Порошенко Зеленскому достается правительство Гройсмана, в котором у него есть сильный союзник, глава МВД Аваков. Но, чтобы назначить своих силовиков, необходимых для того, чтобы сломить саботаж старой элиты и успокоить армию, встревоженную противоречивой личностью нового главнокомандующего, Зеленскому нужна поддержка Верховной рады. Нынешнее большинство было создано под президентство Порошенко. Разумеется, после его ухода многие депутаты предпочтут перейти на сторону победителя, но у Зеленского нет своей фракции, а значит, придется договариваться.

Оператором переформатирования коалиции под нового президента может стать «Батькивщина» Юлии Тимошенко и часть Народного фронта, связанная с Аваковым. Однако они потребуют больших уступок за свою помощь. Не будем забывать, что Тимошенко, проиграв президентские выборы, мечтает о парламентском реванше и посте премьер-министра. Важным индикатором настроений депутатов станут слушания по новому закону о языке – прощальный подарок от Порошенко, который добавит головной боли русскоязычному президенту с базовым электоратом на юго-востоке и концентрацией сторонников его оппонента на западе.

Есть вариант с роспуском Рады и досрочными выборами. Этот план может стать привлекательным для Зеленского, потому что позволяет спутать карты всем его оппонентам, еще не оправившимся от триумфа «народного президента», и попытаться получить свое большинство (его партия «Слуга народа» лидирует в опросах и может рассчитывать на треть голосов), чтобы договариваться с позиции силы и до того, как к осени появятся первые признаки неизбежного разочарования избирателей. Виртуальный характер его партии в условиях торжества «нового популизма» не может никого смущать, люди все равно проголосуют за «команду Зеленского».

Еще одна проблема, которую Зеленскому предстоит решить в ближайшее время, – выяснение отношений с Коломойским. Олигарх жаждет мести и компенсации за все неудобства, которые ему создал Порошенко, а также своей доли в управлении государством. Имидж «марионетки Коломойского» попортил Зеленскому много крови, но не слишком отразился на его результатах. Правда, и олигарх пока благоразумно не дергал за нити. Возможно, все закончится возвращением днепропетровских к власти, а Коломойский предстанет в подзабытом имидже крупного государственника, спасшего страну от распада в 2014 году.

Зеленскому надо что-то делать с Донбассом, по поводу которого во время предвыборной кампании он раздал много противоречивых обещаний. У Москвы наготове кнут и пряник: одной рукой Кремль демонстрирует сдержанную благожелательность новому президенту, другой – запрещает поставки нефтепродуктов, исправно доставлявшихся «русофобу» Порошенко, и грозит раздачей российских паспортов жителям ЛДНР. Также Кремлю еще нужно понять, что делать с проблемой «дурного примера», который Зеленский подал своим посрамлением старых элит и призывом к постсоветским странам: «Посмотрите на нас – все возможно».

Во время презентации своей команды Зеленский сформулировал свой идеал Украины – страны, которая не является ни «коррумпированным партнером Запада», ни «младшей сестрой России». Этот прагматичный гражданский патриотизм близок большинству украинцев, для которых сейчас куда важнее наладить домашние дела, расстроившиеся за время «крестового похода» Порошенко. Зеленский победил, чутко уловив (сознательно или интуитивно) массовый запрос на нормализацию Украины, усредненный путь между Востоком и Западом, между русской и украинской культурой. Управлять страной ему придется, также полагаясь на этот камертон, усиливая роль обратной связи, поскольку народная любовь – его главный актив, его сила и слабость. В конце концов, как шоумен он привык работать на рейтинг.

Зеленский дает надежду

Политолог Алексей Макаркин считает, что Зеленский – это не кандидат Востока, а представитель идейного мейнстрима, связанного с Майданом, который оказался наиболее приемлем для восточных избирателей:

«Политика – вещь жестокая. На дебатах сильнее выглядел Порошенко, а президентом будет Зеленский.

Обе стороны были предсказуемы. Зеленский – кандидат перемен, который «отталкивается» от образа Порошенко как двуличного коррупционера, создавая на контрасте свой – «человека из народа». Порошенко, в свою очередь, концентрировал внимание на неопытности, непредсказуемости Зеленского. Рядом с Порошенко военные с высокими наградами за 2014 год, рядом с Зеленским – молодые гражданские («новые люди»).

Порошенко на дебатах доминировал. Но именно это доминирование способно вызвать раздражение избирателей с учетом низкого рейтинга действующего президента. Он почти «забивал» Зеленского, не укладываясь в отведенное время – а тот в ответ говорил от имени «простых людей», спокойно по бумажке задавая Порошенко вопросы, пришедшие из Интернета. Именно те, которые украинцы эмоционально обсуждают, когда речь заходит о политике. И симпатии людей в этой ситуации оказываются на стороне «своего», который может быть и слабее, но идентифицируется с народом. Тогда как Порошенко остается представителем нелюбимой элиты, которая не обращает внимания ни на народ, ни на установленный тайминг дебатов.

И еще один важный момент. Оба кандидата, вне зависимости от имиджевых и сущностных различий, находятся в рамках консенсуса. Оба апеллируют к традиции Майдана – только Порошенко ставит себе в заслугу его результаты, а Зеленский обвиняет президента в предательстве идеалов. Оба демонстрировали уважение к армии, а Зеленский – еще и к Филарету как к подлинному создателю современной украинской автокефалии. Зеленский провозглашает «Слава Украине!» — лозунг, ставший официальным при Порошенко. Правда, Зеленский сознательно время от времени переходил на русский язык, но тут же возвращался к государственному, украинскому языку. Менять в этой сфере он явно ничего не собирается – а двуязычие – это элегантный сигнал Востоку (тогда как упоминание о Филарете – подмигивание Западу Украины, где у Зеленского немало сторонников).

Так что Зеленский – это не кандидат Востока, а представитель идейного мейнстрима, связанного с Майданом, который оказался наиболее приемлем для восточных избирателей, чья роль в украинской политике резко снизилась, так как в ней больше нет ни Крыма, ни Донецка, ни Луганска. Но он смог поймать волну «дегажизма» — эмоционального отвержения всей элиты – распространенного во всех частях Украины. Страна скептически оценивает прошлое (причем любое – хоть Тимошенко, хоть Януковича, хоть Порошенко) и хочет надеяться на будущее. Зеленский дает эту надежду, которую не может дать его соперник…»

Русский как родной

Социолог Алексей Рощин предлагает новому президенту сделать элегантный ход — «приватизировать» русский язык у себя в стране:

«Три недели назад, комментируя результаты первого тура (и неизбежную победу Зеленского), я написал, в частности, следующее:

«Зеленский явился наиболее «прорусским» ВНУТРИ Украины, его «прорусскость» направлена внутрь, а вовсе не наружу, на внешние дела. Он просто, как начинающий политик с хорошим чутьем, догадался «подобрать» русскоязычный электорат в собственной стране, явно страдающий от нарастающей дискриминации «певучей мовой». В ответ эти люди «отблагодарили» его своими голосами. Однако данная «русскость» не имеет ничего общего с Россией! Это вообще разные, совсем не тождественные вещи – русский язык и РФ как гособразование»

И далее:

…приход Зеленского – как раз плохой знак для Кремля, поскольку появляется шанс, что при новом «клоуне» Украина прекратит понемногу сеансы националистического безумства и станет, соответственно, более консолидированной и менее слабой «на излом». Кремлю ведь, по сути, совершенно все равно, на каком языке будет говорить Украина – русском, украинском или вообще на хинди; Кремль пугает не Украина «украинская», а Украина успешная, Украина как знак «что, так можно было?!»

И наоборот: «борьба с русским языком» уже толкнула в объятия России Крым, позволила прочно подцепить Донбасс, и, в общем, в Москве никто бы не возражал, если бы после усиления «борьбы» к нам в лапы упала бы еще пара-тройка областей. Зеленский – возможно, знак того, что в Украине как в государстве все-таки еще действуют какие-то механизмы самосохранения».

То есть никаких «послаблений» для собственно РФ ждать после смены президентов на Украине не следовало по определению. Тут надо просто понимать, что до тех пор, пока не урегулирован территориальный спор, ни о какой «дружбе» между нами не может быть и речи, и НИКАКОЙ президент Украины, будь он даже русский шпион с удостоверением ГРУ в кармане, ничего сделать не сможет. А ведь Зеленский — даже и не шпион.

Вообще как-то очень глупо, что у России нет вообще никакого плана урегулирования «крымского вопроса». Одно только тупое «Крым наш, и не обсуждам». То есть нет даже почвы для разговора — чего ж тогда ждать от Зеленского?

Я от него в этом плане ничего и не жду — поэтому свободен от разочарований. Радость от его победы у меня чисто альтруистическая — я рассчитываю, что после нее на Украине станут по крайней мере чуть меньше издеваться над русскоязычным населением, а в идеале так и вовсе оставят в покое, и вот за них я рад. Бескорыстно, чисто по-братски.

В принципе, для Украины давно напрашивается простой ход — попросту «приватизировать» русский язык у себя в стране. Ведь кто, в принципе, сказал, что русский — это «собственность» Российской Федерации? Никто. Так что ничего не мешает Украине объявить какой-нибудь свой «украинский русский», по аналогии с American English — да и спокойно считать его СВОИМ государственным, наряду с украинским. Чем Россия может крыть в этом случае? Да ничем. А людям станет легче жить…»

Упоение чужой победой

Политтехнолог на пенсии Глеб Павловский упрекает восторгающихся украинскими выборами соотечественников, в нежелании, имея перед собой такой пример, самим «почесаться»:

«…несносно сюсюканье русских комментаторов — ах чудные выборы, ах волшебная демократия! Украина уже в Европе! Как неустанно тупо, истово ищет русский человек себе образец — лишь бы самими не чесаться! Ровно месяц назад москвичи ставили себе в укор и пример микроотставку Назарбаева. Находили толк даже в отстранении сенильного Буттефлики (которого алжирские военные вытряхнули из инвалидного кресла).. Всякий раз одно и то же упоение чужим, неприменимым опытом, при упорном неведеньи своего…»

Золотая середина

В заключении же нельзя не отметить оригинальную работу политолога Михаила Виноградова, который составил рейтинг победителей президентских выборов в постсоветских странах. Список этот любопытен тем, что в нем на первых местах отнюдь не все тираны и автократоры, а и люди, пришедние к власти на волне всенародного воодушевления, и очень скоро изгнанные с вершины той же, только обратной волной. Так что срединное положение в этом рейтигне Зеленского внушает оптимизм.

Самармурат Ниязов (1992) – 99,5% Нурсултан Назарбаев (1991) 98,8% Гейдар Алиев (1993) – 98,73% Аяз Муталибов (1991) – 98,5 Самармурат Ниязов (1990) – 98,3% Мирча Снегур (1991) – 98,2% Нурсултан Назарбаев(2015) 97,75% Гурбангулы Бердымухамедов (2017) – 97,69% Эмомали Рахмонов (1999) – 97,6% Гурбангулы Бердымухамедов (2012) – 97,14% Михаил Саакашвили (2004) – 96,0% Ислам Каримов (2000) – 95,70% Нурсултан Назарбаев (2011) – 95,55% Аскар Акаев (1991) – 95,33% Нурсултан Назарбаев (2005) – 91,15% Ислам Каримов (2007) – 90,76% Ислам Каримов (2015) – 90,39% Гурбангулы Бердымухамедов (2007) – 89,23% Ильхам Алиев (2008) – 88,73% Курманбек Бакиев (2005) – 88,63% Шавкат Мирзиеев (2016) – 88,61% Звиад Гамсарухдия (1991) – 87,6% Ислам Каримов (1991) – 87,1% Ильхам Алиев (2018) – 86,22% Армен Саркисян (2018) – 85,71% Ильхам Алиев (2013) – 84,54% Эмомали Рахмонов (2013) – 83,92% Александр Лукашенко (2015) – 83,49% Левон Тер-Петросян (1991) – 83,0% Александр Лукашенко (2006) – 82,60% Эдуард Шеварднадзе (2000) – 82,0 Нурсултан Назарбаев (1999) – 81,0% Александр Лукашенко (1994) – 80,60% Александр Лукашенко (2010) – 79,65% Эмомали Рахмонов (2006) – 79,3% Гейдар Алиев (1998) – 77,60% Эдуард Шеварнадзе (1995) – 77,0% Ильхам Алиев (2003) – 76,86% Владимир Путин (2018) – 76,69% Аскар Акаев (2000) – 76,4% Курманбек Бакиев (2009) – 76,12% Александр Лукашенко (2001) – 75,65% ВЛАДИМИР ЗЕЛЕНСКИЙ (2019) (?)около 73% Аскар Акаев (1995) – 72,4% Владимир Путин (2004) – 71,31% Дмитрий Медведев (2008) – 70,28% Даля Грибаускайте (2009) – 69,09% Роберт Кочарян (2003) – 67,45% Владимир Путин (2012) – 63,60% Алмазбек Атамбаев (2011) – 62,52% Георгий Маргвелашвили (2013) – 62,11% Леонид Кравчук (1991) – 61,59% Абульфаз Эльчибей (1992) – 60,9% Альгирдас Бразаускас (1993) – 63,03% Эмомали Рахмонов (1994) – 59,5% Саломе Зурабишвили (2018) – 59,52% Роберт Кочарян (1998) – 58,90% Серж Саргсян (2013) – 58,64% Даля Грибаускайте (2014) – 57,87% Борис Ельцин (1991) – 57,30% Рахмон Набиев (1991) – 56,9% Леонид Кучма (1999) – 56,25% Сооронбай Жээнбеков (2017) – 54,75% Роландас Паксас (2003) — 54,71% Петр Порошенко (2014) – 54,70% Петр Лучинский (1996) – 54,02% Борис Ельцин (1996) – 53,82% Михаил Саакашвили (2008) – 53,47% Серж Саргсян (2008) – 52,82% Валдас Адамкус (2004) – 52,65% Леонид Кучма (1994) – 52,15% Игорь Додон (2016) – 52,11% Виктор Ющенко (2004) – 51,99% Владимир Путин (2000) – 51,95% Левон Тер-Петросян (1996) – 51,3% Валдас Адамкус (1998) – 50,37% Виктор Янукович (2010) – 48,95%

Источник: newizv.ru

Вы можете оставить комментарий, или ссылку на Ваш сайт.

Оставить комментарий

Чтобы иметь возможность оставлять комментарии, вы должны войти.