Бедные станут нищими: как государство избавляется от деревни

Минсельхоз подготовил для утверждения новую программу комплексного развития сельских территорий на 2020 — 2025 годы

Сергей Баймухаметов

Российская деревня просто-напросто исчезает с лица земли. Школы, больницы, роддома закрываются даже в райцентрах, что уж говорить о деревнях и селах, где почти не осталось даже фельдшерско-акушерских пунктов (ФАПов).

«Среднее расстояние до ФАПа, например, составляет 80 километров, — говорит председатель комитета Государственной думы по аграрным вопросам Владимир Кашин. — Сколько нужно проехать, чтобы получить первую помощь?А если инфаркт? А если что-то другое? 34 000 деревень исчезли с лица земли за последние 20 лет.Еще в десяти тысячах деревень сегодня меньше 8 жителей. Если говорить о газификации, 95 000 деревень ее не имеют. Если говорить о качественном водоснабжении, то это только 5%.42000 деревень не имеют телефонной связи, 32 000 – почты.

Бюджет новой программы – 1,37 триллиона рублей. Огромные деньги. Однако эксперты из Института экономической политики имени Е.Т. Гайдара, которые анализировали опубликованный проект, считают, что они не спасут малые деревни от окончательной деградации, поскольку до них не дойдут. Распределяются средства по конкурсу, комиссия Минсельхоза решит, чья заявка лучше. При этом предпочтение отдают селам, где есть рабочие места и частное финансирование. «Новая политика может оказаться ориентированной на инициативы крупного бизнеса. А он предсказуемым образом будет выступать с предложениями по строительству агрогородков и их обустройству за счет госпрограммы», — заключают эксперты ИЭП.

То есть нищие проиграют неизбежно. Иначе говоря, нарушается основополагающий принцип – государство помогает бедным и слабым, а богатые и сильные прекрасно живут и сами. Но у нас давно уже большой бизнес подпитывается из госкормушки, они как близнецы-братья.

Поскольку социальное благополучие села неразрывно связно с производством, то правительство уже утвердило программу развития агропромышленного комплекса на 2019 — 2025 годы. Ее бюджет — 2,33 триллиона рублей.

Разумеется, и эти деньги получит большой бизнес, который у нас называется агрохолдингом. По данным Счетной палаты, фермерам достается лишь 2% государственных субсидий. Число фермерских хозяйств с 2006 по 2016 год сократилось почти вдвое, происходит концентрация земельных и иных ресурсов вгигантских агрохолдингах. Они, по единодушному мнению независимых специалистов, легко получают кредиты под низкие проценты, в то время как ставки для малого и среднего бизнеса доходят до 30% годовых.

Результаты мы видим в магазинах – египетская картошка,израильская морковь и т.д. Хотя президент, премьер-министр и Росстат уверяют, что успехи невиданные, просто прорыв. Только вот ученые из Российской академии народного хозяйства и государственной службы (РАНХиГС) обнаружили в данных Росстата с 2010 по 2017 год 30% приписок. А за 17 лет – более 50%. Как выяснилось, за эти 17 лет производство самого распространенного продукта питания – картошки – снизилось на 42%.

«Таковы парадоксы отечественной статистики: Росстат 17 лет отчитывается о росте производства, но на 2017-й год оно оказывается в 1,6 раза ниже, чем в 2000 году», — комментировал Василий Узун, главный научный сотрудник Центра агропродовольственной политики Института прикладных экономических исследований.

Пресса с подачи правительства шумит о небывалом росте экспорта российской сельхозпродукции. Да еще президент поставил задачу: к 2024 год увеличить экспорт почти в 2 раза – с 25 до 45 миллиардов долларов. Вполне возможно, выполнят. Прежде всего – за счет продажи зерна.

Зерно необходимо, чтобы кормить скотину, восстанавливать уничтоженное поголовье, обеспечивать страну мясом и молоком. А это очень хлопотно, не принесет моментальной выгоды. Нужно ведь заново наладить весь порушенный процесс – от зарплаты, труда и быта доярок и скотников до строительства коровников, да еще по новейшим технологиям. Проще продать зерно за границу и сразу получить деньги. Поэтому производство мяса у нас сейчас – на уровне РСФСР. Тогда мы жили анекдотами, Например, покупатель в провинции спрашивает: «Товарищ продавец, у вас мяса нет?» Тот отвечает: «У нас рыбный магазин! У нас рыбы нет! А мяса нет в магазине напротив!»

То же и с молоком, естественно. В прошлом году правительство представило доклад об успехах агропрома. Эксперты РАНХиГС и Института Гайдара удивлялись: «Поголовье молочных коров в стране падает, производство по сравнению с 1990 годом упало почти вдвое, и в последние годы стагнирует на этом самом низком уровне. Однако в докладе утверждается, что целевой индикатор госпрограммы по этому показателю выполнен на 100,1%».

В августе будет 5 лет, как правительство России ввело запрет на закупку продовольствия из Австралии, Канады, стран Европейского Союза, США и Норвегии, а затем – из Исландии, Лихтенштейна, Албании и Черногории. Сейчас основные страны-экспортеры сельхозпродукции — Беларусь, Бразилия, Эквадор, Китай, Парагвай, Турция, Аргентина.

С тех пор цены взлетели почти в 2 раза. То есть агрохолдинги и компании-импортеры, пользуясь идейно-государственным уничтожением европейских конкурентов, дополнительно сказочно обогатились, при этом пальцем о палец не ударив. А что народ-потребитель?

В августе 2014 года запрет на ввоз продовольствия с Запада поддержали 84% респондентов, 80% были убеждены, что такой запрет принесет пользу России. Мол, начнется бурный рост отечественного производства, как уверяли по телевизору чиновники всехрангов. Появилось новое слово – «импортозамещение».

В сентябре 2014 года каждый пятый (21%) россиянин считал повышение цен на продукты следствием санкций Запада против России и ответных действий с нашей стороны.

Через полтора года, в ноябре 2015-го, эмбарго поддержали 73% россиян.

В том же ноябре 2015, в другом опросе, 37% респондентов признались, что они вынуждены экономить на еде. В декабре 2016-го на еде и повседневных расходах экономили 58% россиян.

В марте 2017 года российское эмбарго на ввоз продуктов поддерживали 72% россиян.

В феврале 2019 года 62% были обеспокоены ростом цен в стране.

Однако, похоже, рост цен и наше рукотворное эмбарго в головах большинства россиян почти не имеют причинно-следственной связи. А социологи эти вопросы почему-то не совмещают.

Да и эмбарго ввели давно, почти забылось и перепуталось. И сейчас в магазинах если и заходит речь о ценах, то часто слышишь, что это из-за санкций Запада.

То есть все с ног на голову.

С таким народом нашим сельскохозяйственным олигархам и правительству только жить-поживать да миллиарды наживать.

Источник: newizv.ru

Вы можете оставить комментарий, или ссылку на Ваш сайт.

Оставить комментарий

Чтобы иметь возможность оставлять комментарии, вы должны войти.