Алексей Макаркин: «Лукашенко тонко чувствует грань возможного и невозможного»

Алексей Макаркин, политолог и заместитель директора «Центра политических технологий», прокомментировал «Новым Известиям» отказ Минска разместить на территории Белоруссии военную базу РФ.

– Лукашенко проводит многовекторную политику. Он – союзник России по ОДКБ и одновременно не хочет слишком тесно с Россией сближаться. Лукашенко поддерживает контакты с Украиной и с Западом. Более того, Запад по отношению к нему смягчается. Лукашенко активно препятствует тому, что может быть расценено как ослабление его влияния в Белоруссии. В этом смысле переход на единый налоговый кодекс с Россией возможен, ставки НДФЛ, НДС уже такие же как в нашей стране. А вот единая волюта – уже нет. Печатать деньги должен национальный банк Белоруссии, а не кто-то другой. Быть военным партнёром по ОДКБ — да, а приглашать в Белоруссию российские войска – уже нет. Лукашенко маневрирует. В России отказ в разрешении строительства военной базы встретили без всякого восторга, но что делать? Это понимают и в Москве и в Минске.

Был момент, когда Лукашенко отказался признавать независимость Абхазии и Южной Осетии. В Москве обиделись и начали давать сигналы белорусской оппозиции. Она вдруг появилась на российском телевидении, белорусские оппозиционеры начали критиковать Лукашенко в российских телевизионных программах. Продлилось это очень недолго, потому что посмотрели и стало понятно, что белорусская оппозиция значительно более прозападная, чем белорусская власть. Лукашенко не признал Крым, так как это противоречит его политике в отношении Запада. Если он признает Крым российским, это испортит его отношения с Украиной и закроет возможности для выстраивания отношений с Западом. Лукашенко с большим недовольством отнёсся к феномену Донецкой и Луганской народных республик. Для него это очень неприятный инцидент.

Россия не может на него повлиять. Мы все взаимозависимы. Например, Россия – поставщик энергоресурсов. Но Белоруссия – транзитёр! Это будет продолжаться.

– В устах министра иностранных дел это довольно резкая формулировка. Потом её смягчали. Были и другие заявления о том, что мы не обижаемся на Лукашенко и продолжаем сотрудничество. Когда говорят о союзниках «неприятный инцидент» — это весьма сильное заявление. Другое дело, что есть какие-то пределы возможного. И в России это понимают. Что-то можно получить, а что-то объективно невозможно. Лукашенко тоже эту грань чувствует. Когда говорят о том, что белорусы обидели Россию и она больше не будет сотрудничать с Белоруссией, это, по меньшей мере, странно.

В России ещё с начала нулевых годов достаточно здравое отношение к Лукашенко. С одной стороны отсутствует идеализация, с другой стороны есть понимание, что у нас достаточно мало союзников и разбрасываться ими не стоит. Кроме того, есть понимание, что есть не только фактор Лукашенко, но существует и белорусское общество, которое меняется. В девяностые годы большинство белорусов были ориентированы на восстановление СССР. Лукашенко пришёл к власти на этой волне, на этих лозунгах. Белорусской независимости уже скоро тридцать лет. Её начали ценить, подросло поколение, для которого Беларусь всегда была независимым государством. Это важно. Сформировалась новая идеология, генеалогия. Предки, восходящие к Великому княжеству Литовскому. Они конструируют свою историю. Уже есть свои исторические мифы. Лукашенко должен всему этому соответствовать, если хочет выглядеть отцом-основателем независимого государства. К старшим поколениям он традиционно обращался как интегратор, поддерживающий дружбу с Россией, то к молодому поколению апеллирует уже как основатель и хранитель независимой Республики Беларусь. Это даёт ему возможность удерживаться у власти.

Источник: newizv.ru

Вы можете оставить комментарий, или ссылку на Ваш сайт.

Оставить комментарий

Чтобы иметь возможность оставлять комментарии, вы должны войти.