Аббас Галлямов: «Оппозиции надо действовать не только на улицах»

Оппозиции имеет смысл начинать действовать в трудовых коллективах; именно там стоит искать новых активистов и лидеров протеста. Сто лет назад российским революционерам это казалось очевидным. Понимали это и основатели польской «Солидарности». Отечественные власти этим инструментом, мягко говоря, и сейчас не брезгуют.

Аббас Галлямов, политолог:

«Действия Росгвардии и многочисленные уголовные дела, возбужденные по итогам летних протестов, показали, что отдавать оппозиции улицу режим не собирается. Древняя китайская мудрость гласит: «К чему карабкаться в гору, когда есть ущелье?» Не обязательно зацикливаться на улице, для протестов можно подыскать другое место.

Массовые мероприятия вполне можно организовывать по месту работы людей — в офисе, на заводе… В отличие от улицы, здесь протестующие «дома», а дома, как известно, и стены помогают. Разогнать недовольных на их собственной территории, тем более заставить их работать, если они объявили забастовку, будет для властей задачей гораздо более трудной, чем рассеять публику, собравшуюся, например, на Трубной.

Оппозиции имеет смысл начинать действовать в трудовых коллективах; именно там стоит искать новых активистов и лидеров протеста.Сто лет назад российским революционерам это казалось очевидным. Понимали это и основатели польской «Солидарности». Отечественные власти этим инструментом, мягко говоря, и сейчас не брезгуют. Именно корпоративная мобилизация стала на последних президентских выборах главным предвыборным проектом штаба Путина.

Почему же это направление работы оказалось вне зоны внимания оппозиции? Видимо, лидеров протеста подвёл Интернет. Им кажется, что Youtube и социальные сети гарантируют им доступ к аудитории и они не ищут к ней альтернативных путей. Модная в последние годы в политтехнологической среде тема микротаргетинга пока до оппозиции не дошла. А ведь насколько выше могла бы быть эффективность, например, Навального, если бы выпустив расследование про Чемезова, он тут же сделал отдельное обращение к сотрудникам предприятий «Ростеха» со словами: «Вот его квартира, а вот ваша зарплата, ваши условия труда и перспективы вашего завода». Очевидно, что такие вещи сильно «заземлили» бы московскую оппозицию, сделав её месседж более близким и понятным большому количеству людей в глубинке.

У оппозиции много сторонников и их постоянно надо чем-то занимать. Нельзя, чтобы активисты простаивали, они в результате могут просто закиснуть. Конечно, на просьбу начать агитировать коллег по работе откликнутся далеко не все, однако если центральный штаб предложит алгоритм действий и внятный месседж, с которым можно идти в трудовые коллективы, многие рискнут попробовать. Можно не сомневаться, что как минимум у половины это получится и им понравится.

Оппозиция должна постоянно демонстрировать динамику — шириться должна не только география протеста или число участвующих в нём людей, но и применяемые противниками режима приёмы. Политическая забастовка представляется в этом смысле ещё одним механизмом, который можно и нужно использовать.

Здесь есть один важный нюанс: агитация в рабочих коллективах потребует от оппозиции некоторой деэскалации. На первоначальном этапе она облегчит задачу внедрения. Идея «умного голосования», например, — та, что представляется москвичам абсолютно нормальной, — для провинции пока ещё слишком радикальна и власти легко навесят на неё ярлык «неконструктивная». Идя в трудовые коллективы, особенно в глубинке, оппозиции придётся больше говорить об экономике и социальной справедливости, чем о политике. Тем не менее, ради выхода на новые аудитории подобную умеренность можно потерпеть. К тому же, это ненадолго; протестные настроения явно растут — в том числе и в глубинке, — поэтому сдержанность там скоро тоже выйдет из моды.

Идеологи «Солидарности» в своё время назвали такой подход «самоограничивающейся революцией» — революцией, которая не требует сразу всего, а движется вперёд шаг за шагом. Добившись официальной регистрации первого в истории социалистического блока независимого профсоюза, Валенса в 1981 году остановил забастовок больше, чем начал. Своей готовностью к компромиссам с режимом и постоянными попытками убедить протестующих умерить требования он, как известно, бесил радикальное крыло польской оппозиции. Когда пришло время, однако, вчерашний «оппортунист» не дрогнул и нанёс последний решительный удар, добивший режим. Получился образцовый — и что самое важное, мирный — транзит.Отказ от радикальных требований плюс преумножение используемых методов борьбы гарантируют оппозиции выход на новые аудитории и расширение рядов».

Источник: newizv.ru

Вы можете оставить комментарий, или ссылку на Ваш сайт.

Оставить комментарий

Чтобы иметь возможность оставлять комментарии, вы должны войти.