5 лет без соцсетей: «запасникам» хотят запретить общение в интернете

Надвигается очередной запрет для гражданских лиц: Министерство обороны внесло поправки в законопроект, уже находящийся в Госдуме

Предлагается ограничить использование социальных сетей не только действующим военнослужащим, но и ушедшим в запас. Тем, кто проходил службу в частях с секретным режимомили имел доступ к документам, содержащим гостайну. «Срок молчания» — до пяти лет.

Сергей Баймухаметов

А поскольку в армии очень многое – тайна и секрет, и любой служивый так или иначе с ними соприкасается, то запрет распространяется практически на всех «запасников». На миллионы (!) гражданских лиц. Но как это сделать технически? За каждым уволенным в запас установить какой-то особый контроль? Ясно же, что нереально.

А главное, много ли в том смысла?

Во-первых, никто себе не враг, при увольнении дается подписка о неразглашении. До сих пор, через 50 лет (!), на вопрос, в каких краях служил, я автоматически отвечаю: «За Уралом». Храню военную тайну, бдительный оловянный сержантик… Это вбито в плоть и в кровь. Думаю, нынешние парни ничем от нас не отличаются, такие же солдаты. И не дураки ведь, чтобы наживать приключения на свою голову за свой же длинный язык.

Во-вторых, даже если кто-кто где-то в сети проболтается, то…

«Доказать юридически, что человек нарушает требования Минобороны, например, в сети Facebook, практически невозможно, — говорит Герман Клименко, бывший советник президента РФ по вопросам развития интернета, председатель совета Фонда развития цифровой экономики. — Военнослужащий может завести анонимный аккаунт или назваться другим именем, а зарубежные соцсети никогда не выдают нам личных данных такого человека».

В-третьих, как быть с гражданскими лицами, которые не имели и не имеют отношения к армии? К примеру, с окрестными жителями. Они ведь тоже кое-что знают. Бывало, заплутаем на лесных дорогах, встретим старушку с клюкой и мешком за плечами, бредущую в ближнее сельпо, да спросим: «Бабушка, а как проехать к 41-й площадке?» Отвечает: «Ой, милай, надоть вон по той дороге, выйдешь на большак, первый сверток по бетонке — к маточной площадке, за ней – деревня. Потом слева по дороге — второй сверток по бетонке, там и будет 41-я площадка». Едем по бабулькиному курсу. На средних подступах нас ловит, «ведет» луч башенного прожектора, спаренного с крупнокалиберным пулеметом. То ли развлекаются ребята с «площадки», развеивают скуку, то ли проявляют бдительность, но нам-то не очень уютно. Гигантский наш ракетный пояс делился на 10 районов – «складов», как «шифровались» мы по жутко секретным телефонным коммутаторам: «Девушка, дайте мне 4-й склад». Если кто из военных был не в курсе, местные жители могли объяснить.

Отсюда и любимый анекдот, переделанный под наши реалии, но с сохранением украинского колорита. Бабулька встречает у колодца незнакомого человека в солдатской форме, с сержантскими лычками.

Тот спрашивает: «Где здесь 40-я маточная площадка Ракетных войск стратегического назначения?»

Бабулька: «Ни слова тебе не скажу, проклятый американский шпиён».

«Який же я американский шпиён? – возражает незнакомец. – Я же гарный хлопец Грицко!»

А бабулька отвечает:

«Який же ты гарный хлопец Грицко, если ты негр?!»

И, наконец, в-четвертых… Здесь я отсылаю читателей к роману моего литинститутского товарища Владимира Кравченко «Не поворачивай головы. Просто поверь мне», издательство «РИПОЛ классик», 2016.

Роман многосложный, многосоставный. Он построен на художественно эффектном и эффективном столкновении реальностей, столкновении времен, прошлого и настоящего. Есть там и армейские страницы. Герой романа служил в начале 70-х в полупустынном крае под общим названием Тюратам. О нем слышали во всех ракетных гарнизонах СССР, в солдатском просторечье- «Тюрьматам». Гражданским он известен как Байконур.

Это была громадная страна — гражданские в городе Ленинске, сотрудники предприятий-разработчиков ракетно-космической техники, стартовые комплексы космических кораблей, части ВСО, ПВО, РВСН – то бишь ракетные войска стратегического назначения, в обиходе – «стратеги». Каждый день по всем полигонам гремели команды «Скорпион!» и «Фаланга!» Это было предупреждение, что над Тюратамом проплывает спутник-шпион НАТО. Прекращались передачи на высоких частотах, чуть ли не вся жизнь замирала.

Обратим здесь внимание на столкновение времен. Герой романа сейчас, через 45-50 лет, рассказывает о тех годах не просто так, а общаясь в сети с такими же, как он, ракетчиками. У них свой интернет-форум, и там выкладывается много интересного, включая тогдашние данные разведки НАТО (!).

«Doctor сообщал: Привет ракетчикам! Ваша «седьмая» площадка из космоса — фото спутника-шпиона. Годы 1966-й и 1972-й: flickr.com/photos/[email protected]/sets/72157624994969037/show/

Заснятая из космоса и выложенная в Вики-мапию натовская разведкарта полигона показывала всё-всё без утайки — топовые секреты советского прошлого, площадки, дороги, производственные корпуса МИКов (монтажно-испытательных корпусов — С.Б.), казармы, шахты ответного ракетного удара на случай атомной войны, замаскированные под стройучастки и кошары, восьми шахт хватит, чтоб стереть Америку в пыль, а тут десятки и десятки… И как хорошо они всё знали — с точным указанием площадок и их назначений: Site 60: ex R-16 silosite (en) и Site 80: ex R-16 silosite (en)».

Конец цитаты.

Отмечу: «Как хорошо они всё знали». И от себя добавлю: тогда спутники-шпионы лишь раза два в сутки пролетали над Тюратамом. А сейчас не «пролетают» — давно уже над каждым «объектом» непрерывно висят «созвездия» крошечных спутников. Поневоле вспомнишь всемирно знаменитый цикл книг Туве Янссон о муми-троллях. Прежде всего, незабвенного Ондатра, который постоянно читал трактат «О тщете всего Сущего»…

Но, конечно, военную тайну мы хранили и будем хранить. На то мы и солдаты, пусть давно уже не числимся даже в запасе.

Источник: newizv.ru

Вы можете оставить комментарий, или ссылку на Ваш сайт.

Оставить комментарий

Чтобы иметь возможность оставлять комментарии, вы должны войти.