В последний вечер своей жизни, слишком слабая, чтобы писать сама, Катерина диктует это письмо. На пороге смерти ее мысли обращаются к человеку, которого она до сих пор любит, и, вспоминая прошлое, она делает последнюю попытку загладить ссору между ними...
И слова ее шли от сердца, в той тихой спальне, пока тьма опускалась на замок…


My most dear lord, king and husband,

The hour of my death now drawing on, the tender love I owe you forceth me, my case being such, to commend myself to you, and to put you in remembrance with a few words of the health and safeguard of your soul which you ought to prefer before all worldly matters, and before the care and pampering of your body, for the which you have cast me into many calamities and yourself into many troubles. For my part, I pardon you everything, and I wish to devoutly pray God that He will pardon you also. For the rest, I commend unto you our daughter Mary, beseeching you to be a good father unto her, as I have heretofore desired. I entreat you also, on behalf of my maids, to give them marriage portions, which is not much, they being but three. For all my other servants I solicit the wages due them, and a year more, lest they be unprovided for. Lastly, I make this vow, that mine eyes desire you above all things.

Katharine the Queen



Мой дражайший господин, король и муж,

Приближается час моей смерти и нежная любовь, что я испытываю к Вам, велит мне, таков уж мой удел, привлечь Ваше внимание и возродить память несколькими словами о сохранности и защите Вашей души, заботу о которой вы должны ставить выше всех мирских дел и выше забот и капризов Вашего тела, в угоду которому Вы ниспослали мне беды и причинили много вреда самому себе. Что до меня, то я все прощаю Вам, и хотела бы искренне молить Господа, чтобы Он также простил Вас. Что же касается прочего, я вверяю Вам нашу дочь Марию, умоляя Вас быть ей хорошим и добрым отцом, чего я желала и прежде. Я также прошу Вас за моих фрейлин, а именно пожаловать им приданное, что будет небольшой суммой, так как их всего трое. Остальным моим слугам я выплатила положенное жалование, а также за год вперед, дабы избежать того, что они будут нуждаться. В заключение, я клянусь, что глаза мои желают видеть Вас больше всего на свете.

Королева Катерина